galleonych
кошки-кошки, всюду кошки, эти мохнатые чудовища с кожаными крыльями
Ефремов сразу же после тусовки обратился в Эчмиадзин к католикосу, который не придумал ничего лучше, как покропить пустельгу святой водой и прочесть банальный отче наш и да воскреснет бог и расточаться врази его, ибо нормальной отчитки бесноватых, тем более одержимости неодушевленных предметов он не делал до этого. Чучелко мгновенно окаменело и стало снова набито опилками, а душа неприкаянной Цахик Карапетовны отправилась прямиком в Ад, в котором ныне находился дух Волдеморта.

Молдаванина судили в Визенгамоте, но быстро как стихийного мага, прожившего всю свою сознательную жизнь без магии и вставшего на беспутную дорогу по незнанию; а вот с Малфоями было труднее, сначала хотели присудить посмертное проклятие на род Малфоя, но, учитывая заслуги его сына в решающей битве, решили этого не делать. Но вот Мери допрашивали с особым тщанием, но она стала косить под дурочку, имитируя змееустную шизофрению, мол верховный змей ею манипулировал, но поблизости от её жилья и от Годриковой Лощины таковых чудищ навроде василиска не наблюдалось. Не сказать, что Поттер убил последнего, но и отрицать их существование тоже было нельзя — любой мало-мальски грамотный волшебник знал, что любая жаба может высидеть из куриного яйца маленького змеёныша, которой не то, что способен кем-то повелевать, а гибнет от простого петушиного крика. Короче, Мери врала.

Допрашивать её сначала вызвался Джека Мосеев, но это ничего не дало и, тогда Минерва по мобильнику Невилла выделила задание своему любимцу, Ефремову, кто чаще всего проповедовал мысль, что и с идиотами тоже можно разговаривать. Но опасную бандитку развязывать не стали.

читать дальше