galleonych
кошки-кошки, всюду кошки, эти мохнатые чудовища с кожаными крыльями
Ефремов сразу же после тусовки обратился в Эчмиадзин к католикосу, который не придумал ничего лучше, как покропить пустельгу святой водой и прочесть банальный отче наш и да воскреснет бог и расточаться врази его, ибо нормальной отчитки бесноватых, тем более одержимости неодушевленных предметов он не делал до этого. Чучелко мгновенно окаменело и стало снова набито опилками, а душа неприкаянной Цахик Карапетовны отправилась прямиком в Ад, в котором ныне находился дух Волдеморта.

Молдаванина судили в Визенгамоте, но быстро как стихийного мага, прожившего всю свою сознательную жизнь без магии и вставшего на беспутную дорогу по незнанию; а вот с Малфоями было труднее, сначала хотели присудить посмертное проклятие на род Малфоя, но, учитывая заслуги его сына в решающей битве, решили этого не делать. Но вот Мери допрашивали с особым тщанием, но она стала косить под дурочку, имитируя змееустную шизофрению, мол верховный змей ею манипулировал, но поблизости от её жилья и от Годриковой Лощины таковых чудищ навроде василиска не наблюдалось. Не сказать, что Поттер убил последнего, но и отрицать их существование тоже было нельзя — любой мало-мальски грамотный волшебник знал, что любая жаба может высидеть из куриного яйца маленького змеёныша, которой не то, что способен кем-то повелевать, а гибнет от простого петушиного крика. Короче, Мери врала.

Допрашивать её сначала вызвался Джека Мосеев, но это ничего не дало и, тогда Минерва по мобильнику Невилла выделила задание своему любимцу, Ефремову, кто чаще всего проповедовал мысль, что и с идиотами тоже можно разговаривать. Но опасную бандитку развязывать не стали.

— Здравствуй, перверт, я твой сексопатолог.

— Здрасть. Кто-кто ты, мужик?

— Сексопатолог. Я врач.

— Мне не нужен врач, мне нужен колдун, который сменит мой пол, но не на час, а на всю жизнь. Я уже и так покрылась прыщами от оборотного зелья, а потом у меня покроются чешуей ноги...

— А я тоже колдун. Мы в Дурмс... то есть в Москве тоже хорошо умеем менять пол, даже письки новые пришиваем... Я как раз занимаюсь подготовкой к смене пола, чтобы выяснить, как давно человек этого хочет.

— Я хочу этого с детства, меня всегда рядили как мальчишку, даже уговорили Слизнорта позволить мне ходить в мальчиковом костюме в школу. Только в те спальни меня не пускала магия.

— Несмотря на то, что нам обычно требуется выяснить стойкое желание сменить пол в течение двух лет, но я видел как ты орудовала шпагой на Битве и слегка ранила профессора Минерву Макгонагалл, я верю что ты хочешь сменить пол и сможешь это сделать. Вряд ли ты слабоумная шизофреничка, желания которой меняются по десять раз на дню, но мы тебя вылечим. И я, как герой войны, поговорю с Министром Магии Кингсли Шеклболтом, чтоб тебя реабилитировали или отправили вместо Азкабана на исправительные работы. У нас тут новый волшебный колледж образуется в России, мы тебя полечим, пока достаточно ампутации груди, ты ведь не любишь свои сиськи, ведь так? А когда шрамы заживут, ты будешь вести у нас в колледже секцию фехтования.

— Я согласен, — сказал будущий-Марти Стюарт.

— Это здорово. У нас будет обширный физкультурный комплекс в Спортивном Манеже МГТУ им.Баумана, а на легкоатлетическом стадионе имени Братьев Знаменских будет поле для квиддича вместо футбольного, мне товарищ президент пообещал.

А еще президент пообещал ему лекбазу в двадцатой клинической больницы вместо кризисного стационара для несостоявшихся суицидентов имени Айны Григорьевны Амбрумовой. А еще в форимирующемся колледже пришлось ввести амянский язык для развития магических способностей, и преподавать его предполагалось для всех, а не только для армянского факультета под управлением Гургена, куда было решено собирать всех людей, у кого в течение семи пупов (в переводе с амрянского — поколений) был хоть кто-то из прародителей армянин. А мама Ефремова со своими подругами по театральному швейному ателье, которые ныне преподавали в училище для портних старательно отшивали форму для будущих учеников. Белые мантии с красными жетонами, на которых был изображен герб Звартноца, то есть медицинская чаша Гиппократа на фоне красного щита и белого креста ордена госпитальеров, украшенная изображениями синицы, лобстера, крокодила и журавля по углам квадратов. Это почти все были патронусами деканов, однако у самого молодого декана Гуго Арутюняна патронусом был барашек, но он назвал свой факультет Айастани Крунк, то есть Журавль Армении, ибо журавль был культовой птицей для его родины, чьи традиции они собирались чтить в Звартноце.

Доску и пульт восстановили в первую очередь ребята-болельщики, но пока она не висела на стене, а стояла на полу кафедры с пультом. Гера и Катя приходили в Ассамблеум поучаствовать в ремонте, это была странная пара двух одиночеств. Влюблен-то он был до сих пор в ушастую Инесс и заглядывался на Ирену Ефремову, которая ради Европы готова была родину продать и прыгнуть на Невилла. Это была проституция социальных благ, поскольку она всё-таки была влюблена в пустого и асексуального Северуса. Короче, всё как у людей в больших компаниях, где все друг друга знают. Примерно на этом же основании Гера называл свой вуз, а потом НПО, большой деревней, в одном уголке которого чихни, а весь институт будет об этом судачить на протяжении недели.

Джек еще болел в школьном лазарете. В Мунго его переводить не стали, ордена Мерлина не дали, и вообще суд рассматривал фатальную битву за жизнь человечества как локальный конфликт с узурпацией власти и интернациональными милитаристами. Драко получил медаль, Ефремов — денежку для всех четверых и благоволение властей для постройки колледжа. Плюс лекбазу впридачу. На место завотделением-лекбазой метил ушлый Вайссман, пропихивая на свое старое место Лунёва. Лунёв бурчал, что нафиг ему такая ответственность и вообще жалко, что Вано уволится после учебы. Не с кем станет поболтать в этом бабьем царстве. Ведь вдохновенный болтун Львович с удовольствием разносил по заведению новости, солоно приправляя их крепким мужским словцом. Лунёв мечтал тоже попасть на лекбазу хоть терапевтом, хоть педиатром, но ввиду нынешних законов надо было менять сертификат не через курсы перепрофилирования, а через платную ординатуру. И это в полтинник-то с гаком.

Гургену надо было разорваться между запущенной учебой и инспектированием стройки на стадии котлована, куда Джек нанял строителей со всех городов и весей, кроме печально знаменитой Молдавии. Стройку решили отгрохать на Новослободской, около строящегося армянского храма Сурб Хач[1], снеся здание Союза Армян России и спортшколы олимпийского резерва. На большой замок они не размахнулись, но ролевики, нашедшие в интернете архитекторов, предлагали вывезти арку из руин храма Звартноц[2] и смонтировать её как воротца нового дворика. Общежитие решили делать в том же дворе вторым корпусом, но так как всё это грозило долгостроем, заниматься решили в Ассамблеуме. Так как первокурсники были уже совершеннолетними, то готовить домашние задания они могли и дома, а потому в общежитии не нуждались. 701й ассамблеум был не разрушен, там лишь кое-где были видны ссадины шрапнели от перестрелки Снейпа с Малфоем. Главная опасность таилась в его юзерах, которые

воевали на стороне Волдеморта. Не все из них были убиты, много было раненых и вовсе уцелевших. Не все были зарегистрированными участниками, некоторые только гостями. Всех, кого могли, забанили по ай-пи, но они ведь могли выйти с другого. Или забрести на другую аудиторию и просочиться в коридор, откуда можно будет ломануть дверь.

Ассамблеум повайпили[3], перепрограммировали пульт и доску и решили устроить там колдовскую лабораторию. Призрак Филча разрывался межу Хогвартсом, где жила его любимая, и местом, где его убили. Так как там была разруха, призрачное сердце Аргуса разрывалось от призрачной боли. Он шастал из угла в угол и тыкал штыком призрачной берданки в кучи мусора и стройматериалов и бурчал, почему все не убрано. Гера бился об лед и ссорился с Невиллом, чтобы прислали колонию диких и бездомных домовых эльфов, чтобы по-быстрому одомашнить их и заставить делать ремонт. Однако Невил уповал на то, что на ремонт и так выделили средства и людей-волонтёров от админа Дома — Вали Любимова по кличке Валец. А для собственно Звартноца либо снарядят безработных волонтёров с неполным средним образованием, ушедших после СOВ. Они отправлены в деревни отлавливать русских домовиков, а если не найдут или русские домовики окажутся необучаемые, то те безработные окажутся пристроены к кухне и прачечной. Электриков и котельщиков наймут русских или, что выгоднее, армян.

Касательно же учебы, Снейп с Макгонагалл занимались заколдовыванием дорожной шляпы Дамблдора в распределяющую. Еще им необходимо было завести книгу регситрации нвоворожденных магов. Попутно Северус ходил на учебу на психотерапевта, к которой уже в некоторой степени привик, но без базисных понятиий плавал и в которой ему помогал Ефремов, вынужденные ходить с ним на занятия и одновременно ссориться со строителями, сносящими САР и роющими там котлован. С двумя стройками помогал Джек, перепрофилировав свою фирму с продажи компьютеров и запчастей к ним на фирму по стройматериалам, руководя через ноутбук с больничной койки как с капитанского мостика. На время, пока Гермиона не сдала дела в минмагии, Снейп разрывался между центром переподготовки и замещением убитого Слагхорна в Хогвартсе. Ефремов (а дети так привыкли звать его Джоном Фелконом, что реальную фамилию не воспринимали никак) тоже мотался в Хогвартс для проведения уроков для малышей и воспитания Тедди, которому переоформляли опеку с пьяной бабки на выздоровшего Поттера. Тедди очень сдружился с Самуэллой, ставшей после ареста матери социальной сиротой, и начал на обиды показывать зубки уже не в прямом метаморфомагическом смысле, а в психологическом. Сэмми признала его достойным союзником. Дневник ей не отдали, но показали под проявителем, кто на самом деле отвечал за ее папу. Девочка перепугалась и сожгла книжицу. Вольдемортом теперь пугали непослушных детей, ради чего Гера надарил в семьи через старших детей-школьников запоротых записываемых компакт-дисков. "Вот будешь себя плохо вести, пойдем в магловский Лондон и воскресим Вольдеморта, специально для тебя". На Ефремова же взвалилась дополнительная ноша: после желанного официального подтверждения сертификата (тот выдали бы ему просто так за красивые глазки и за общение с президентом). Но Иван Львович оставался на курсах только ради Северуса и планировал усесться за диссертацию. Но не возрождать старую двадцатисемилетней давности, которую давно уже подобрали и защитили другие аспиранты, а новаторскую, колдомедицинско-ортодоксальную работу по слиянию волшебных и маггловских методов, с защитой которой он хотел выбиться в институт усовершенствования врачей у Карвасарского. Пока что участники взрослой группы (ассамблейцы) могли обращаться за медицинской помощью к мадам Помфри, но для Звартноца он уже присмотрел Ханну Эббот, которая ему очень понравилась как целительница, но и перетащить к себе дражайшую "Чашку", чтобы альянс двух форм медицин действовал во всеоружии. Снейп же по окончании препооодддавания весеннего семестра в Хогвартсе и приема экзаменов планировал заняться с ассаблейцами, хорошо подготовленными теоретически, но могущими наварить такой бурды, которая и не снилась одиннадцатилетнему Лонгботтому. Ассистировать ему вызвался некий лаборант Евгений Алексеевич, он же Джека Мосеев. Еще летней группой для взрослых занялись Невилл, Ханна и Гарри, нанятый в рамках трудотерапии на должность мракоборья в Звартноц. Занялись на предмет выявления отличительных способностей кроме боевой магии, раздумывая, кто бы мог вести чародейство и заклинания для малышни, пока не найдут почти такого же сильного преподавателя как Флитвик. На должность учителя армянского Гера при помощи льстивого Гургена приволок свою знакомую саровскую библиотекаршу и преподавателя курсов для взрослых, Карине Рафаэловну Блбулян, чья фамилия напоминала о сказочной птице Азарат Блбул, соловье-фениксе, возрождающемся каждую весну, приносящую людям солнце и тепло вместе с весной.

В поместье Малфой-меноре особых треволнений по поводу гибели Люциуса не произошло, после того, как он притащил эту чудовищную птицу и снова пропал, Нарцисса, конечно же некоторое время расстраивалась, все-таки половой партнер был, хоть они поженились по-расчету, но они сильно сблизились после какого-то времени совместного проживания. Но после отсидки в Азкабане Люциус набрался тюремных замашек и стал просто невыносим. Его благородный английский опустился до лондонского кокни[2], Люц стал поколачивать ее хлыстом, и она просто выгнала его на все четыре стороны. Пока его не подобрал возрожденный Вольдеморт шесть лет назад. Известие о мучительной гибели и вид избитого мужа-покойника подействовало шокирующе, но леди Малфой при виде эдакой расписной «красоты» лишь вспоминала те синяки и переломы, которые он наносил ей последнее время перед первым исчезновением, как оказалось в Москву и потом Годрикову Лощину. Эпициклические гримуары, хранящиеся у Гринграссов, были честно сданы в Минестерство магии руками Драко. За это его премировали и реабилитировали семью, вернув доступ к фамильному сейфу в Гринготтсе. Нарцисса не жалела о некромантических гримуарах, воскрешать с того света ей было некого. Разве что она выпросила у Поттеров портрет Вальбурги Блек, ее дорогой мамы.

На том свете тоже было все неплохо. В раю воссоединились оба близнеца, хотя и выглядевшие сначала с разницей в десять лет. Но по законам загробного мира можно было изменять свою внешность души, становиться старше ли, младше… Джордж выбрал омоложение. Десятилетняя депрессия и житейский опыт, конечно, сказались, но присутствие недостающего куска уха и недостающего брата подействовали на него благотворнее, чем терапия Ефремова. Фред умудрился подружить брата с молодыми Лили и Джеймсом Поттерами, а также с помолодевшим Люпином. Впрочем, третий «мародер» Сирус был что старый, что малый по разуму и все их компанейские потехи были хороши. Всей компанией они ставили на уши райские кущи, иногда появляясь на земле в виде бэк-апов. Разве что Джорджу туда ход был заказан, ибо Меделис перестал писать и распространять свои хулиганские изделия. Но старина Фред продолжал являться через портрет и сообщать Рону рецепты нового баловства, когда тот стал часто бывать у мамы и наводил там порядок после гибели второго близнеца,. Также Анджелина Джонсон-Уизли и малышом Фредом переехали в Нору, перепрофилировав лабораторию в детскую, а спальня осталась как есть. За изготовление смешных ужасов взялись поднаторевший за 10 лет Рон, соучредитель Гарри и искусный зельевар-ботаник Невилл.

В Аду же собралась блатная компания из погибших солдат, погибших пожирателей, ассамблейцев, Люциуса Малфоя, бабки Цахик, вернувшей себе человеческий облик крючконосой карги и Волдеморта, снова превратившегося в уродливого младенца. Бабка Цахик предлагала вопрлотиться в эмбрионе, который, по ее ясновидящим словам, затаился во чреве беременной секретарши Нарине. На что Темный Лорд отвечал, что лучше он возглавит восстание в аду и свергнет самого Сатану и станет по-настоящему вторым Князем Тьмы, чем переживет очередное развоплощение. Правда, Сатана, Бог и такие сильные колдуны как Мерлин, Гендальф и Дамблдор пребывали на острове Авалон в Ноосфере. Снейп тоже эти предыдущие 10 лет с прошлой войны был там, что позволило ему материализоваться во плоти от единых мыслей ассамблейцев.

Беременная же секретарша Нарине, обносившаяся и грязная, жила в Годриковой Лощине, не умея помыться вне городских условий, зато занимала весь пустующий дом и питалась продуктами из запасов военных. После гибели Вольдеморта заклятие фиделис и магглоневидимости пало, так что она вполне могла встретить каких-то людей, постепенно заселявших опустевшее и перекопанное вдоль и поперек селение магов и магглов, где то и дело можно было увидеть вкопанные мишени для стендовой стрельбы. Так как перетащить продукты лично она была не в состоянии и расплатиться ящиком тушенки, она намеревалась пойти помыться за секс.

Из камина неожиданно вылез Левон Акопович и начал распекать ее за то, что она долго и неведомо где пропадала. Потом долго допрашивал, на котого она работала. Потом обнаружил на письменном столе Волдеморта его собственные документы на армянском и английском, плюс рабочие записи Темного Лорда. Почитал и проникся тем, что гости из Англии и не собирались помогать ему на выборах, которые он в очередной раз проиграл, а просто сторили планы по захвату мира. Нарине радовалась — с таким представительным мужчиной она могла пойди в любой дом и помыться.Тер-Петросян предлагал хозяевам первого попавшегося домишки доллары, но те отказались. Заплатив за мытье несколькими банками тушенки, девушка сообщила начальнику, что оставаться тут опасно и прочее, и прочее,но хозяин дома заявил что он с женой Инесс (ушастая такая и тоже беременная) тоже хочет куда-нибудь убраться, ибо его поместье в предьместьях Лондона захватили такие же вот черномазые в солдатской форме, он их временно приютил и дал им работу, но они хотят либо политического убежища, либо на родину. Но заплатить он им не захотел, просто стер им память и пустил куда глаза глядят. Только на время, опасаясь еще каких-то пакостей, отсиживается здесь. Левон Тер-Петросян заявил, что только заберет документы из дома секретарши и они вместе отправятся в особняк к Борису Березовкому. Надеясь, что тот приютит такого большого человека как экс-президент Армении и увезет его куда-нибудь подальше в дебри Арабских Эмиратов, у которых никогда с Англией проблем не было. На что Инесс ответила, что у английский магов есть проблемы с мусульманами, так как маги наряду с другими европейцами участвовали в крестовых походах и отвоевать у них кусочек Египта для драконопитомников стоило маленькой молниеносной войны. На что Тер-Петросян ответил, раз арабы боятся колдунов, мы создадим колдовской альянс и будем строить далеко идущие планы о судьбах мира. Но для начала все-таки надо отсидется у Березовского.

[1] Сурб Хач (арм.) — святой крест

[2] Звартноц — храм бдящих сил в Армении, в настоящее время разрушен

[1] повайпили от слова wipe — стереть без возможности восстановления.

[2] кокни — разговорный вариант английского языка рабочих окраин и криминалитета.

Конец. 25 декбаря 2007 — 26 июля 2013