18:40 

* * *

galleonych
кошки-кошки, всюду кошки, эти мохнатые чудовища с кожаными крыльями
На совете в кругу ордена сокола было решено оживить дух Брежнева и спросить, что этот шамкающий хрыч думает о состоянии современной политики. При ком рос Ефремов, того и спрашивать, логика была железной.

Или даже попытаться его оживить как кандидата, ибо фигура монументальная, возможно, даже магическая. Ну, бродит же по Красной площади его призрак, наверное...

Пока у Барсегова был выходной, его озадачили распоряжением:

— Арутюн, сделай мне перстень безразмерный от 21-го номера из серебра с цитрином, — повелел Иван Львович своему приятелю, баловавшемуся в свободное от работы время ювелиркой как прямым продолжением своего высокоточного протезирования. — Плачу галлеонами тебе на зелья и учебники.

— Мне бы в нормальных деньгах, чтоб расходные материалы оплатить...

— Как скажешь, обменяю. Сколько тебе времени надо, суток хватит?

— Что, заказ такой срочный? Тогда в повышенной плате...

— Да уговорил, это нужное.

И дантист принялся бегать за цитрином и срочно ваять изделие.

На исходе тех же суток Снейп и директор отправились по указанному адресу, вооружившись палочками и оживляющим перстнем. Естественно, никаких привидений у Кремлевской стены они не увидели. Ефремов в суеверном ужасе повернул украшение, когда главные часы страны пробили полночь. Перед ними явился полубестелесный облик генсека в пиджаке с многочисленными орденами. Интересно, целоваться он не полезет?

— Здравствуйте, дорогие... хм-м... товарищи! — энергично прошамкал дух. — Я рад... хм-м... своему возвращению...

Дух протянул разлапистую ладонь для рукопожатия и занёс левую руку для объятий. По телу Ефремова прошёл чувствительный холодок, но ладонь и руку почувствовать было можно на ощупь. Это тебе не привидение и не 🌟патронус. Но в сочетании с полупрозрачностью — полная жуть.

— Мы тоже рады вашему возвращению, — сказал Ефремов, отстранившись из объятий. — Мы хотели вам вопрос задать...

— Хм-м... Какой? — заинтересованно повёл бровями генсек.

— Как вы думаете, кто из нынешних политиков — маги? — Ефремов решил сократить обмен любезностями с потусторнней сущностью. Хотя она сама — магический объект, и можно было бы перенести её на живого человека... Например, на того же Серёжу Макарова, который в ссылке...

Иван Львович дал Снейпу прочесть свои мысли и получил такой же телепатический ответ:

«Нет, это не ваши бэкапы, это некромантическая магия, а с ней шутки плохи. Придут черти и в ад заберут живьём».

«А за мой камень не заберут?».

«Нет, это жизненная магия братьев Певереллов, не зря Дамблдор носил этот перстень».

— Вы там... хм-м... в гляделки играете? — требовал к себе внимания оживший генсек. — Вы маги... хм-м... телепаты? Был у меня один в подчинении, что ни пожелаю, бывало, хм-м... уже на блюдечке несёт.

Ага, зубровку с фенозепамом, видимо! По поведению заметно.

— Да, мы хотим возродить министерство магии в стране, нам группа политиков нужна. А то баллотируется там один армянин из диаспоры, а нам велено трёх кандидатов найти.

— Хм-м... ну Лавров, например. Его отец — тоже армянин, только тбилисский.

— У меня бабушка и мать... — поддержал Ефремов. — Тбилисские...

Так что берём.

— ...Хм-м... Митрофанов, сын сестры моей жены, в Нагорном Карабахе был... Видать, потянуло... Неизвестно, кто его родной отец. Чёрный он какой-то...

— Может, он просто друг армян?

— ...Хм-м... может и так... Егор Гайдар выдающийся, всё же внук писателя, сам пишет много... Шойгу молодой да ранний, с Гайдаром рука об руку... Про Чурова Медведев говорил: «Ты волшебник»... Жириновский... хм-м... захочет обязательно, если Митрофанова позовёте... Алёшка же из его партии вышел...

— А Зюганова не надо пригласить? — улыбнулся врач, но генсек никак не отреагировал на иронию.

— Конечно зовите, хм-м... он наше коммунистическое дело продолжает...

— Выборка хороша, может и хватит... Спасибо вам, Леонид Ильич, на добром слове.

Брежнев погрустнел, он бы поболтал с магами ещё, лишь бы только его не развоплотили. Но пришлось возвращаться в ад, куда высшие силы делегировали его нейтрализовывать Сталина. При развоплощении генсека Ефремов услышал призрачный голос:

— Вано, тхорник, брось ты эту затею с магами, иначе я буду мстить...

Бр-р, это что, он теперь галлюцинирует или бабка стала чертовкой, в ад забирает? Чтобы стряхнуть ужас, Вано спросил Снейпа:

— Сева, ты на диктофон это записал? А то я забуду все фамилии...

— Я тоже слышал тот голос, не бойся, Джон. Это побочный эффект камня, вызывает родных. Ведь ты бабушку упоминал, вот её и зацепило.

— Не хочу о ней думать, тошно. Она при жизни кровь мою пила, будто я ей неродной... за что?

— Твой отец — еврей... вот и всё.

— Не знаю, жиденком она меня не называла никогда... Жаль, родным диагноза не поставишь адекватно...

Ефремов не спал всю ночь до утра и отбивал мрачные мысли написанием писем политикам. Извел полпачки писчей бумаги. А наутро поплёлся на почту за конвертами. Сусанна даже боялась к нему подойти, настолько он был мрачен, просто туча чёрная. Но сорвался он на уроках в Хоге при подготовке к экзамену по психологии, прямо на малышей, да так,
что даже Тедди расплакался. Нехорошо вышло. Но нервы не железные. Спустив пар, отправился к Макгонагалл за печатью школы, а после поплёлся на совятню рассылать конверты с хогвартским сургучом.

Все восемь политиков откликнулись на предложение из интересу «маг я или не маг». А подстегнуло их сообщение премьера, что страна находится под угрозой иностранного влияния в магических делах, которому они сначала не поверили. Однако, получив официальную бумагу из Великобритании, они забоялись. Хорошо, что в английском конверте лежало русское письмо. Продажная шкурка? Только Ара Абрамян был спокоен как слон. Перстенёк в письме лежал, печаточка жёлтая с серебром. Не забыли о нём, свои — это свои.

Депутатов и министры вызвали в Интернет, куда они явились со своими телохранителями. Выводил их директор школы, а охрану — его бывший бодигард Джек. Жириновский не хотел подавать руки изменнику Митрофанову, проворовавшемуся и провзяточничествовавшемуся. Между ними стал интеллигентный Гайдар, стремясь погасить ссору в зародыше. Шойгу держался поближе к директору, потому что тот написал о своей бывшей поликлинике, в которой было отделение чрезвычайных ситуаций.

— Молодец, наш человек, — одобрил Сергей Кужугетович.

Прилетели они на площадь перед лондонским Минмагии, где их ждал на улице расколдованный Кингсли Шеклболт и восемь бибикающих лимузинов для политиков. Афроангличанин выступил с короткой вступительной речью перед толпой людей:

— Господа русские политики, в этот знаменательный день вы подвергнетесь испытанию
естества на магию. Вас доставят на особый полигон, где вы должны сами найти себе дорогу. Кто собьётся с пути, тот, к нашему сожалению, останется за бортом магической жизни. Оставшихся встречу я сам и мои замечательные волшебные друзья.

— Я не ссыкло, — нагло заявил Владимир Вольфович. — Я пионером был, в зарницу в Артеке играл.

— Все были и пионерами, и комсомольцами, — отрезал Зюганов. — Только кто компартию сохранил, а?

Кингсли, видя назревающий конфликт, поспешил дать отмашку министерским автомобилистам, предупреждённым, что на лимузинах летать нельзя. Политики расселись в машины, окружённые охраной.

Иван и Джек, помахав им рукой, скрылись за поворотом, чтобы спрятаться в Ассамблеуме на ближайшие четыре часа, в течение которых Хогварс-Экспресс домчит пассажиров на двойной скорости до Хогсмида. Промозглый июньский Лондон не вызывал желания гулять по нему. Это у молодёжи была мечта туда попасть, а орденцам он уже приелся. К тому же, надо было выцепить из дома птицу Блбул и привезти в Хогвартс вместо феникса Фоукса: таково было обязательство перед магами школы.

В Хогвартсе-Экспрессе царило одиночество. Восемь купе были набиты людьми, но никто не совал носа за пределы, кроме Ары Абрамяна, бросившего охрану и праздношатающегося по коридору. Он ломился во все двери с бутылью огневиски и предлагал каждому выпить с ним на брудершафт. «Косноязычного армяшку» послали все, кроме Сергея Викторовича, даже разомлевший Шойгу. Два собрата по крови пили вместе, закусывая детскими сладостями, позаимствованными на тележке. Министерство оплатило всё, и даже вагон-ресторан, откуда люди хапали пиццу и бутерброды с икрой на закуску. Лавров, почуяв, что виски пьётся подозрительно легко, методично спаивал национального конкурента, да так, что тот упал на кушетку и захрапел.

Итого, на полигон высыпали всего семеро. Сквиб Чуров увидел за верхушками леса изумительный «Диснейленд», но холодок страха пробирал его до глубины души. Жириновский, упившийся до свинского состояния, буквально обоссывался от страха и побежал в ближайшие кусты на опушке, отлить. На него набросились трое: Чуров, Митрофанов и Зюганов, драпающие от жутких руин на крейсерской скорости. Надо ли говорить, что либерала в буквальном смысле втоптали в кусты? 🌟непарламентские матюкаясь, политики подавали ему руки с запоздалыми извинениями, но он вызвал своих телохранителей доставать его из колючек.

Оставшиеся трое пробрались в замок, где их чиновные пьяницы решили, что у них зрительная иллюзия во хмелю.

— Мужик, ты кто? — осмелился вопросить Шойгу.

— Егерь я, да ключник, а ещё — истопник, — скромно ответил Рубеус. Негоже профессорским званием похваляться. Жалея выпивших, он сколдовал на них Энервейт Дженио, отрезвив хапом всех троих.

— Котельщик, стало быть? — посвежевший министр МЧС совал ему опивки огневиски, чтобы тот выпил с ними за успех мероприятия. Хагрид не противился, а одним махом засосал огромный глоток прямо из горла, опустошив бутыль.

Дальше был парадный вход и Минерва с Кингсли Шеклболтом в окружении половины ордена Сокола. Детей, ещё не покинувших школу на каникулы, распихали по гостиным и предоставили им возможность ходить на голове, только в коридоры не вылезать. Троица пахнула на даму перегаром, и она тихонько послала Невилла на кухню с приказом вина не подавать, а заменить его на тыквенный сок или цитрусовый компот.

Кингсли приветствовал кандидатов в министры магии с душой. Их ждал омнисинематографический фильм о магии, искусстве ей управлять и знаменитых волшебниках, снятый для первогодков и показанный Доусоном. Потом было пение Распределяющей Шляпы и свист армянского феникса. («Вот бы Ара Аршавирович посмотрел!», — сокрушался Иван Львович.) Лавров думал о горизонтальных перестановках и мысленно примеривал на себя портфель минмагии. Шойгу пел в голос, подпевая шляпе. Гайдар тихо поражался величию Хогвартса. Ничего себе, пригласил этот педагог экстрасенсов. Это вам не в окно сигануть.

Охранники же завалились в сам Хогсмид, маг тащил маглов и сквибов силком туда, куда они не могли найти дороги. В самый паб “Три метлы”, где насосались пива в кредит, а когда мадам Розмерта отказалась брать магловскую валюту, погромили🌟ползала и драпанули оттудова обратно на станцию.

Ближе к ночи Минерва вручила Ефремову портключ до Красной площади в виде посоха волхва, за который можно было держаться всем, кому надо. Арефакт сработал около полуночи, когда бедолага Абрамян ехал в поезде в Лондон, на Кигнс-Кросс, а его бодигарды не решались его разбудить, пока сам не проспится.

Через неделю напечатали бюллетени для голосования в Госдуме и Чурову привалило работы. Разобиженный на естество, сквиб воротился от деятельности, но ему в помощь прислали иностранного наблюдателя, некоего Артура Уизли. Он был какой-то ебанутый на всю голову: с детской радостью рассматривал сканеры для бюллетеней, глазел на электрическое освещение и провода, будто видит их впервые. А ещё у него была дирижерская палочка в рукаве, которую он время от времени доставал и водил над кипой бумаг, левитируя её по воздуху, шепча околесицу... Вот психа прислали, он, верно, думает что он фея. Это что, тот лысый с усами будет таких же юродивых плодить? Вроде он при голове был, только зачем они в окно сигали, а потом долго ехали на красном паровозике? Всё утонуло во хмелю. Как бы то ни было, а голосование проводить надо. Кворума только не хватает — вся фракция ЛДПР не явилась на выборы. Справедливая Россия сидит, но Митрофанова нет. Хорошо, что он не лидер, а так, медийное лицо на ток-шоу. Однако нелегкая принесла святейшего гостя, патриарха Алексия II. Слухи, что ли, дошли? Святой отец посмотрел воочию список кандидатов и, удостоверившись в правдивости информации, отписал в «Твиттер»: «Греховодники! Министра ведьмаков выбирают!».

Кандидаты на загадочный пост в зале отсутствовали. Вообще, процедура выглядела странно, ведь обычно министров назначал президент, а не выбирала Дума. В зале заседаний царила оживлённая нездоровая атмосфера. Многие щёлкали камерами телефонов, фоткали бюллетени с надписью: «Выборы на пост министра колдовства и ведьмовства РФ». Наконец Чуров дал сигнал к началу. Голосовать специально решили бюллетенями, а не электронно, чтобы не сбить магической энергией работу счётной системы. Несмотря на отсутствие кворума, решили голосовать сегодня, пока ещё шум в прессе не достиг апогея.

Наконец, вошли кандидаты и сели отдельной кучкой на всеобщем обозрении. Всем им было не привыкать быть на виду. Однако согласиться на столь экзотический пост — это было вызовом их политической репутации.

После приключений в Хогвартсе у них остался осадок невероятности происходящего, который они забыли как пьяный сон.

После проверки магических способностей оказалось, что у всех троих они примерно одинаковые. У Лаврова была большая тяга к Легилименции, а у Шойгу — к заклинаниям, особенно к боевым. Гайдар ничем особо не выделялся. К тому же, он очень плохо выглядел, и парламентарии неохотно отдавали свои голоса, предполагая, что дед скоро помрёт. А потом перевыборы. Кто-то пошутил, что надо было представить астрологические карты от Глобы, но на этом вдохновение парламента и закончилось.

Чуров поглядывал новости в Интернете, пока шло голосование. Интересно, как взбеленились все так называемые маги и ясновидцы. В один голос они кричали, что эти выборы — профанация и попытка взять под госконтроль их бизнес. Голосование затягивалось. Чуров слышал, как за дверями зала стягивалась армия журналюг. Его уже передёргивало от перспективы объяснения о ситуации этим стервятникам.

Ноосфера также не оставалась безучастной к событиям, Ленин и Дамблдор пристально следили за ходом голосования, азартно болея за разных кандидатов. Гайдар отставал в рейтинге, и души магов спорили об идущих нос к носу Лаврове и Шойгу. Ничего там на небесах не предрешено, свою судьбу формировали люди, взаимоподпитываясь от эгрегоров. Дамблдор ставил свой запас лимонных долек против кепки вождя, что Шойгу победит. Всё-таки сейчас России был нужен не дипломат, а решительная рука, почти военная. Да и в народе Шойгу популярен. Да и колдомедицина была ему гораздо ближе, что было на руку его духовному наследнику. А об успехе Ефремова Дамблдор пёкся с почти отеческой снисходительностью. Тем более, его эксперимент по легализации и интеграции магии в отдельно взятой стране свершался на его глазах.

Наконец, последний бюллетень был сдан. Несколько томительных минут ожидания подсчёта голосов — и всё будет решено...

Внезапно к Чурову подбежал один из помощников.

— Несколько бюллетеней выглядят... странно. Совершенно одинаково. Он показал стопку примерно из двадцати листов.

— Как так?.. Кто-то копир пронёс?.. Или это волшебные штучки? — возмутился председатель избиркома.

Он посмотрел внимательно на бюллетени. Все они были за Гайдара. Ну, отжигает дедушка. В итоге из 390 присутствующих бюллетени подали... 420. Мёртвые души просто!

Чуров посмеялся. Даже с этим примитивным мошенничеством Гайдар набрал 70 голосов. Приказав снять его с голосования, Чуров нашёл проказника глазами в толпе и погрозил пальцем.

Гайдар никак не отреагировал, это его дочь рассылала спам во время голосования, яростно ратуя за отца. Подсчитав общее количество голосов, Чуров почесал затылок. 185 за Лаврова, 188 за Шойгу. 17 воздержались. Сейчас будет ОГОНЬ.

Помощник объявил результаты голосования. Его речь ещё не закончилась, когда в зале поднялся гвалт:

— Обман! Подтасовка! Лавров министр!

Депутаты начали спешно кооперироваться и самостоятельно считать, кто за кого голосовал.

Гайдар сидел и хохотал в кулак. Ему явно доставляла удовольствие эта неразбериха.

Чуров взял микрофон, чтобы призвать народ к порядку, когда внезапно увидел, как в другом конце зала распахнулась дверь. В помещение стремительно вошёл высокий негр в синей мантии до пола и с серьгой в ухе. Кудахтание в зале мгновенно стихло. Негр подошёл к стопке бюллетеней, постучал по своему горлу длинной палкой, такой же, как у этого Уизли, и неожиданно оглушил трубным басом весь зал:

— Джентльмены, прошу внимания.

Всё внимание и так было у него.

Он ещё раз взмахнул палочкой — и стопка бюллетеней засияла голубым светом, а затем сама собой разделилась на четыре кучки.

—Я применил к бумагам заклятье выявления подделок и заклятье сортировки. Вот эта кучка — подделки, которые не учитываются. Согласно правилам голосования, кандидат, за которого были представлены поддельные бюллетени, снят с голосования. Заклятье отделило легитимные результаты от фейковых, и, согласно заклятью сортировки, я могу подтвердить, что портфель министра колдовства и ведьмовства достаётся уважаемому мистеру Сергею Шойгу.

Гробовая тишина, вызванная столь открытой демонстрацией магии, постепенно сменилась робкими хлопками.

В зале вновь закричали.

— Шойгу наш министр!

— Даёшь волшебство!

— А где мне взять такую палку?

Чуров закрыл руками лицо. Иногда Дума откровенно напоминала ему детский сад.

URL
   

иван альбус ефремов и орден сокола

главная