19:24 

Твит 13. Глава последняя

galleonych
кошки-кошки, всюду кошки, эти мохнатые чудовища с кожаными крыльями
На следующий день Ефремова вызвали в министерство и сообщили, что погиб предстоятель. И это после того, как летающий жигуленок видели над Переделкиным. Черт, какая сволочь увидела его в таких потьмах?

Собственно, гибель Патриарха его не удивила. После такого потрясения, такой старый человек... Ладно, о покойниках либо хорошо, либо никак. Однако даже после своей гибели он продолжал портить Ефремову кровь.

Вот и теперь Шойгу сидел и разочарованно-укоризненно допрашивал его, как же так случилось, что Алексий погиб. Естественно, инкогнито в той миссии сохранить не удалось, да оно и к лучшему. Ефремов честно рассказал, как все было.

Сергей Кужугетович закинул руки на затылок и откинулся в кресле, думая, что же ему делать. Такой скандал — только начали работать, и сразу завалили главного конкурента, почти в открытую. Кто теперь будет слушать то, что Алексий первым начал войну? Его любили многие, особенно народ.

Надо было срочно собирать комиссию для установления причин смерти новопреставленного, неужели шальная Авада? И, главное, там был верный Ронни. Теперь русский аврорат останется без тренера, пока будет идти расследование. Гарри-то полудурок с гриффиндорством головного мозга и алкоголизмом, но Рон... Пусть у него отец и брат в английском министерстве, его тоже шмонать будут. Впрочем, палочки проверять Кужугетович уже научился, только революционеров собрать, да комиссию волшебную. А у нас? А у нас даже тайнюков пока нет, ФСБ же в колдовство не верит. Или есть у нас тайнюки, но настолько тайные, что о них сам черт не знает?

В любом случае, надо звонить Кингсли. Вот камин установили для бесед, не хочет Шеклболт даже телефон заводить.

Шеклболт был уже в курсе событий. Как его протеже умудрился старика укокошить, он пока не понял. Когда поступил звонок по камину из Москвы, он быстро вышел на связь:

-Да, мистер Шойгу, я вас слушаю. Нужна помощь с расследованием?

-Конечно, нужна, мистер Шеклболт. У нас же своих кадровых ресурсов нет еще. Мне нужны люди для обследования палочек и телефонов на предмет использованных заклятий, запас Веритасерума и качественные обливиаторы и легилименты на всякий случай. Кроме того, придется передать в ваши руки Рональда Уизли, если обнаружатся за ним грехи в этой бойне. Надеюсь, что это не он нанес смертельный удар Патриарху, но, тем не менее, это будет большим пятном на него репутации.

— Хорошо, я вышлю отряд авроров и несколько человек из тайного отдела. Если что, я на связи. Пойду, огорчу Артура Уизли. Держите меня в курсе.

Через час прибыли англичане. Русские и Рон с Гарри сдали палочки и телефоны, и начался допрос. У Ефремова скоро заболела голова от бесконечно повторяющихся вопросов — сначала просто так, потом под веритасерумом, который был хуже аметал-кофеинового растормаживания. И это легко отделался, мог бы и как Гуго с катушек слететь. Потом были очные ставки с охранником Петром и Мариной, которая на самом деле торчала тогда в магазине на распродаже и ничего не видела.

Версии всех участников сходились. На первый взгляд, ничего особо криминального они не совершили, кроме вторжения в резиденцию и нападения, пришедшего к смерти по несчастному случаю. Хотя за это могли и посадить, однако у них было смягчающее — смертельный баннер. Здесь нужно было представить доказательства его действия на магов, и было решено вызвать Геру для дачи показаний.

Гера пить веритасерум отказывался и перебарывал заклятье неразглашения, выкладывая инфу о зашифрованной молитве, болезни нового друга и под конец пообещал сдать полученный от Ефа компьютер, только бы его не поили зельем правды.

-У нас декан Айастани Крунк спятил из-за конфликта зелья и заклятья, можете проверить. Вообще как у Менгеле.

Ему поверили, очень уж парень был открыт и убедителен. Вскрытие тела Алексия тем временем показало, что он умер от удара тупым предметом по голове. Собственно, унитазом. А до этого с ним начался кардиошок, чему причиной стала перестрелка магов и охраны. Исследование палочек и мобил непростительных заклятий не выявило, слава Мерлину, чему несказанно обрадовался Шойгу, да и Шеклболт.

В итоге поздно ночью дня, следующего за вечером битвы, всю банду отпустили по домам, а Рона с Гарри переправили в Лондон для улаживания формальностей в министерстве. Однако самое страшное было впереди — суд. Ефремов надеялся хорошо подготовить защиту. Так как волшебного суда в России не было, было решено проводить его в английском Визенгамоте.

Выходя из здания министерства, участники боя все еще не пришли в себя. Гарри сразу закурил, Рон тоже взял сигарету, хотя обычно не дымил. Ефремов молчал, в ужасе думая, как расскажет Сусе и Ирочке, что папа может стать уголовником. Чертов темперамент. Нет бы, прийти к Шойгу с доками на Главпопа, так кровь взыграла, дай, кого придушить...

Вскоре вышли сопровождающие и забрали Рона и Гарри для конвоирования в Англию. Гера растерянно смотрел на своего психолога и не знал, чем помочь. Он старался, как мог, рассказывая министерским ужасы баннера, но не было гарантии, что это поможет участникам нападения.

Ефу позвонил Джек и громко уверял, что подключит все связи, чтобы не допустить его заключения. Грозился дойти до председателя Визенгамота, непонятно каким образом.

Вскоре позвонил убитый Рон. Артур и Молли были в ужасе от его поступка. Перси отказывался с ним разговаривать. Набожная тетя Элли из Норфолка за пособничество в убийстве божьего человека и главы церкви грозилась лишить его наследства.

На Ефремова наложили невыездные чары. Пытались забрать портключ, но не нашли. Он подозревал, что его тащила дочка, уж больно довольные они с Невиллом последнее время... От поликлиники и школы его отстранили, и делать ему было нечего. Гера шебуршел в интернете и инициировал петицию в поддержку шефа, на которую подписывались только переболевшие маги с Ассамблеума. Опять невезуха с активностью. Ефремову же звонила расстроенная Минерва.

-Доктор Ефремов, как вы могли ввязаться в такое грязное дело? Убийство старика, да ещё такого важного. Я разочарована.

На самом деле, она была втайне восхищена, но решила не баловать Ивана своим одобрением. Она знала, как церковь в России относится к магам, и была в негодовании по этому поводу.

-Он заснялся на губительное фото с девяностым псалмом. По приказу наших врагов.

-Девяностый псалом?! Каждый чистокровный знает, что читать его нельзя. Даже в молитвенниках для магов его пропускают.

Минерва ещё попричитала, а в конце пожелала удачи в слушании и пообещала содействовать через своих друзей в Министерстве магии. Положив трубку, старая директриса почувствовала, что еще чуть — чуть, и она будет одобрять все, что бы ни сделал Иван Ефремов.

Через неопределенное время явился Джек:

-Слушай меня, я тебе адвоката нашел, мага. Только что по пленке проверил. Генрих Падва, помнишь такого? Только я денег дать не могу, заначку проверь, ту, что вы со Снейпом тогда сделали.

-Она в Малой башне.

-Ты знаешь, я вложился в стройку... не могу.

-В какую? В нашу?

-Ага.

-Брось, меня на два года минимум посадят, и отстранят от медицины и педагогики. Школе не жить.

-Не, я беру директорские полномочия. На медицину потом поставим Арутика, когда он оперится.

-Не дури, Альбус тебе покровительствовать не будет. Возьми лучше отремонтируй временное помещение, а котлован заморозь. Набери укров, с молдаванами не связывайся. Те за Горана будут мстить.

До суда был практически месяц. Чем заняться в это время, Иван не представлял. Работы нет, дома тоска. Приходилось пить. Однажды он напился и поехал пьяный к Чашке прямо на прием, чтобы на жизнь пожаловаться. Она его вытолкала из кабинета и отправила на такси домой отсыпаться.

Печальный Ефремов проснулся наутро с трещащей головой. Достал дудук и наиграл что-то щемящее и нежное. Только он решил снова налить себе, как позвонил Джек.

-Вано, я все это время перетирал с Падвой. И что ты думаешь — он согласился тебя защищать БЕСПЛАТНО. Только издержки судебные оплатить и его расходы. Говорит, магов защищать не приходилось, очень интересное дело. Так что спасибо великому Джеку и его таланту дипломатии.

Иван прикинул издержки в рублях, даже если взять по максимуму, заначки должно хватить.

-Ну и ладушки. Хоть что-то хорошее случается. Надо мне, наверное, с ним встретиться? Типа построить схему защиты или как там они говорят в детективных историях?

Джек дал Ивану номер Генриха Палыча, и Ефремов созвонился с ним сразу же. Ответил старческий, но ещё крепкий и громкий голос.

-Падва слушает.

-Здравствуйте, это Ефремов Иван. Ваш новый клиент. Который из волшебников.

-Слышал-слышал, молодой человек. В нехорошую историю вляпались... Ну да ничего, разберемся. Подъезжайте на Земляной вал, потолкуем.

-Документы нужны какие-то? — спросил Иван.

-Да не особо, можете потом по электронке выслать. Ну, захватите свои личные документы, оформим договор, а также всякие трудовые книжки, рекомендации. Ну и, естественно, все, что у вас есть на покойного Святейшего — тоже несите, будет строить линию защиты.

К тому моменту, как Ефремов дотащился до приемной знаменитого адвоката, Генрих Павлович уже вовсю работал над стратегией и начал засыпать врача вопросами прямо с порога.

-Судимости были?

-…нет…

-Вы долгое время проводили в Англии, там нигде не попадались, полиция претензий не имеет? Волшебная полиция?..

-…Аврорат? Нет, не имеет, я там на хорошем счету. По крайней мере, я надеюсь. Можно сделать запрос в Министерство магии, это быстро.

-Сделаем. Дайте инструкции моей секретарше, она сделает.

Иван вышел в приёмную и научил сообразительную девушку в очках, как связаться с Минмагии в Лондоне. Через полчаса в стекло кабинета застучала казенная сова с привязанным к лапе пергаментом, озаглавленным «Доктор Иван Ефремов. Личное досье».

Адвокат присовокупил досье Ивана к внушительной папке.

-А теперь рассказывайте, что такого совершил наш досточтимый Патриарх, царствие ему небесное, что довел вас до столь неадекватного состояния, чтобы вломиться к нему в резиденцию и довести до смерти?

Иван вздохнул и рассказал. О баннере, о девяностом псалме, о чуть не умершем Арутике, о болеющих волшебниках и неработающем Ассамблеуме. А также о Виноградове, который приложил к этому руку, и об армянских корнях этой истории во главе с Тер-Петросяном.

-Да тут большая политика замешана. Тер-Петросян все никак не угомонится и пытается захватить мир? Оптимист, его же почти никто не поддерживает, и почти забыли даже на его родине.

-Тем не менее, гадит он до сих пор. Он пытается насолить мне даже в строительстве нового школьного здания, прислал дизайнера своего, чтобы нам стройку запороть. Хорошо, у меня нюх на таких людей.

Генрих Павлович засмеялся дробным смехом.

-Ну, мы так глубоко будем копать только в том случае, если защита пойдет не очень успешно. Так сказать, оставим козыри в рукаве. Пока что у нас есть Патриарх Алексий, в миру Алексей Ридигер, с довольно неоднозначным прошлым. Вы, например, знаете, что во время Второй Мировой войны молодой Алексий прислуживал своему отцу, который служил при немецких концлагерях, то есть фактически работал на немцев? Семья Ридигеров косвенно связана с генералом Власовым, который был предателем и тоже работал на фашистов. Сейчас, когда в нашей стране идет такой сильный патриотический душевный подъем, и победа в Великой Отечественной преподносится как нечто сакральное и священное, это может сыграть нам на руку. К тому же, у почившего Алексия было немало врагов и завистников, которые после его смерти выливают на него ушаты грязи. Даже местоблюститель Кирилл, который официально глубоко скорбит, в личных беседах отзывается о предшественнике очень неодобрительно.

-В общем-то, это все, что я могу сказать в свою защиту, — подытожил Иван. — Я человек горячий, часто рублю с плеча, не подумав, особенно когда кто-то вредит моей семье или дорогим мне людям. Алексий попортил кровь очень многим из моего ближайшего окружения, поэтому, когда я выяснил, что это его рук дело, я помчался в Переделкино, чтобы свернуть его шею. Слава Богу, меня от этого удержали мои молодые английские друзья. Однако виновный все равно погиб, о чем я не сказать, чтобы сильно жалел. Я надеюсь, Генрих Павлович, что вы сделаете все возможное, чтобы облегчить мою участь, но на многое не рассчитываю.

-Ну что вы, голубчик. Это дело вполне можно выиграть. Вы, главное, будьте уверены в своей правоте — законной и моральной, и это убедит судей даже больше, чем притянутые за уши доказательства и факты. Это будет дело идеологическое, переломное. Если сейчас победят волшебники, к коим я тоже отношусь и которых горячо поддерживаю, — в России настанет новая эра, ни больше, ни меньше!

Иван вышел от адвоката обнадежённый его оптимистичным настроем и вернулся в московскую квартиру. Больше он не пил по-черному, как последние пару недель, а делать нечего — взялся за заброшенную диссертацию. Ушел с головой в работу и совсем не заметил, как пролетели три недели, и настал день суда.

Суд был назначен на понедельник в Большом зале заседаний Визенгамоте в лондонском Министерстве. Они с Падвой, а также Гера, Джек, Снейп и еще несколько человек из «группы поддержки» явились за полчаса до начала, чтобы обсудить еще раз речь Ивана и Генриха.

Из русских присутствовал Лужков и Виноградов (прямо злобные болванчики — сидели в углу зала и переговаривались шепотом), Шойгу, его заместитель Аршавин, белозубо улыбавшийся молодым ассистенткам и даже уже раздававший автографы. Вызывали горе-дизайнера Маркаряна, но он не явился.

Сначала была обвинительная речь прокурора, полная пафоса и фраз типа «божий человек», «чудовищное преступление против религии», «западная интервенция» и т.д. Иван удивлялся, почему в обвинениях так мало фактической информации и так много психологическо-моральных уловок. Ведь Визегамот был как никто более далек от идеологии православия и возрождения религии в России. Собственно, им было наплевать. Для справедливого суда, конечно, в состав временной комиссии по разбирательству данного дела было включено несколько русских судей, однако даже они сидели, скептически слушая разглагольствования прокурора. Наконец, тот сел, потребовав напоследок для Ефремова меру наказания в виде пятнадцати лет лишения свободы как за умышленное убийство.

По спине доктора пробежал холодок. Пятнадцать лет, конечно, ему не впаяют. Вскрытие ясно показало, что непосредственно к смерти он не причастен, только к доведению до кардиошока. Непреднамеренное убийство максимум предполагало 2 года. Однако, и этот срок поставит крест на его карьере, жизни и семье. Эти невесёлые думы прервал голос его защитника — Падва вышел с речью.

— Уважаемые члены Визенгамота и комиссии по расседованию. Я бы хотел коротко пройтись по основным моментам нашей истории.

Как вам известно, покойный Партиарх, Предстоятель нашей русской православной церкви был, тем не менее, обычным человеком из плоти и крови, которому не были чужды чувства и желания. В том числе такое простое чувство, как зависть. Предполагаю, что именно зависть и негодование из-за того, что волшебники так лихо и легко пришли в нашу страну, открыто заявили о себе и стали захватывать умы простых граждан, которых так долго добивалась РПЦ, и стали спусковым механизмом для святейшего. Именно зависть к магическим способностям и тем возможностям, что они дают людям, сподвигла Алексия по наущению некоторых политически активных иностранных граждан, информацию о которых я могу предоставить по запросу судей, к началу кампании по фактическому уничтожению волшебников. Как известно, в русском сегменте волшебного мира, который образовался не так давно, открыто и активно используются интернет-технологии и компьютерная техника. Именно этим воспользовался Алексий, создав хитрый рекламный баннер, содержащий в себе текст из Библии, который самым губительным образом сказывался на здоровье любого мага, увидевшего этот баннер в интернете.

Вы можете сказать, что Патриарх действовал на благо божьего дела и процветания церкви, как важного компонента российского общества и возможно, даже его основного идеологического столпа на сегодня. Однако, у мен есть возражение. Если считать, что Алексий действовал как божий воин только на благо народа, ничего не имея в виду получить себе, то тут мне придется вас разочаровать. Дело в том, что РПЦ получает очень хорошую поддержку от государства в целом и от многих набожных политиков в частности. И именно этот кусок хлеба потихоньку стали отламывать у РПЦ вновь появившиеся волшебники. Все мы знаем о создании Министерства магии во главе с уважаемым господином Шойгу. Мы понимаем, что церковь в России сегодня — прибыльный бизнес. И церковники сейчас в большом почете и не хотят терять свое теплое место. Собственно, церковь всегда подстраивается под государство и текущую политическую ситуацию, чтобы выжить, иначе христианство не просуществовало бы 2000 лет. Например, во времена Второй Мировой войны некоторые православные служители помогало фашистам в концентрационных лагерях, фактически работая на них. И вот здесь нас ждет сюрприз, ибо Патриарх Алексий, тогда еще Алеша Ридигер, был одним из таких «помощников», работавших в Эстонии и «окормлявший» православных заключенных в лагерях с позволения начальства лагеря. Так что — никто не безгрешен, уважаемые судьи, как вы видите…

Еще некоторое время Падва потратил на приведение фактических доказательств темного прошлого Алексия, стремясь показать его обычную человеческую природу, а также демонстрируя результаты медицинских отчетов о состоянии больных магов после их столкновения с баннером. Вызывал Геру как свидетеля, и парень смотрелся очень уверенно, рассказывая о своих компьютерных штучках, хотя Иван знал, как тот сейчас волнуется. В конце он пробежался по сцене нападения на резиденцию, акцентируя внимание на состоянии аффекта Ефремова и его южный темперамент, горящий праведным гневом.

На этом закончилась первая половина заседания, и всех отпустили на обед. Ивану кусок не лез в горло, и он со злостью смотрел, как молодежь набивает животы в министерской столовой.

Наконец, час истек, и их вновь вернули в зал суда. Пока Визенгамот рассаживался и готовился зачитать приговор, Ивану стало совсем плохо. В глазах потемнело, он покрылся холодным потом. Изо всех сил н старался не подать виду и не потерять лицо, и сидел на стуле прямо как струна, уставившись в одну точку. В ушах бухала кровь, и он не четко различал слова секретаря, который уже начал читать длинный текст.

— …Ивана Львовича Ефремова, обвиняющегося в преднамеренном убийстве Патриарха Московского и всей Руси Алексия, в миру Алексея Ридигера… По статье Уголовного Кодекса РФ… Учитывая материалы дела и показания свидетелей… Обвинения сняты, подсудимый оправдан по всем статьям обвинения и освобождается в зале суда.

Последние слова секретаря потонули в восторженном реве молодежи, Иван даже явно слышал улюлюканье Снейпа. Визенгамот изображал возмущение, однако с трудом скрывал улыбки от столь непосредственного выражения торжества. Ефремова мгновенно окружили знакомые лица, и его выволокли из зала суда. Он лишь краем глаза увидел перекошенное злобой лицо Виноградова, и понял, что ему совершенно до этого нет дела. Сейчас его волновало только три вещи — рассказать Сусанне, напиться водки и увидеться с Чашкой. В коридоре он увидел в рамке одного из портретов сияющего Дамблдора:

— Поздравляю, мальчик мой, ты справился!

— Ну, нашли мальчика, я вам не Поттер, — притворно ворчал Иван, однако ему тоже было очень приятна поддержка старого директора.

— Теперь не упусти свой шанс и займи в этом новом мире свое законное место. Думаю, моя помощь тебе больше особо не понадобится.

Ефремов молча посмотрел на Альбуса и пошел за остальными к выходу.

Иннесс вновь грозил Азкабан. Куда отправят детей, она не представляла. Наверное, вновь в Хогвартс. Это не худший вариант. У нее не было возможности предупредить Гойла о своей судьбе, да и не было желания. Никто больше не рвался её спасать. И она стала осознавать, что никому не нужна, кроме своих детей. Собственно, она и раньше не была нужна. Но сейчас у нее совсем опустились руки. Она уже не помнила, как она дошла до преступной жизни. Как-то все завертелось...

Можно было попробовать вновь убежать, но зачем? С детьми или без — нормальной жизни в этом мире для неё не было.

Решение зрело в её голове. Когда у нее забрали малышей, она попрощалась с ними, даже не расплакавшись.

Вскоре ей снова предстоял знакомый маршрут этапирования1 в волшебную тюрьму.

Когда были улажены бумажные формальности, к ней приставили четырех охранников, памятуя о её побеге, и отправили в путь в той же карете.

Они отъехали от Лондона каких-то двести миль. Было время обеда, и они остановились, чтобы развести огонь и перекусить. Иннесс дождалась, когда один из охранников отвлекся, и, саданув ногой по причиндалам другому охраннику, она выскочила из рощи, где они устроились на обед. Выбежала на солнечный свет. Вокруг были заснеженные поля. Она побежала, не думая, куда бежит. Ноги еле касались земли, связанные руки прилипли к спине. Волосы развевались на ветру, и она впервые за много дней почувствовала себя живой. Будто ей десять лет, и она бежит по родительскому саду.

Сзади послышались крики — нерасторопные авроры, наконец, догоняли её. Она подпрыгнула повыше, перескочив низкую ограду фермы. Именно в этом прыжке её и настигло заклятье. Наверное, это был Петрификус, заклятье попало ей в спину, и она кувыркнулась в воздухе. Летя лицом вниз, она успела увидеть внизу какую-то обледенелую каменюку — и приземлилась прямо виском об её угол. Не успев ощутить боли, не поняв, что произошло, она только вспомнила о детях и вскрикнула — то есть попыталась, но заклятье не дало. Как подстреленная птица, Иннесс рухнула на вскопанную землю, и подоспевшие авроры увидели её раскинутые ноги и залитую кровью мертвую кошачью морду.

Тем временем в Звартноце устроили гулянье в честь возвращения директора. Гуляли все, даже Гарри и Рон, оштрафованные за превышение полномочий, явились ободрить чествуемого. Поттера выгонять не стали, предложили ему сок. Он посидел немного, и ушел, грустно глядя, как напиваются остальные. Снейп удивлялся, как при таких попойках они еще не лишились магии.

-Так может, внешнее воздействие должно быть, разве нет? Кто нам смешает понятие о заклинаниях, Лавров? — директор, царствующий на пьянке, был благодушен. — Так он доволен жизнью, что телепат. Это дочка Гайдара чуть не усралась, ведьма хренова.

Иван, несмотря на жутко пьяный вид, все же запалил газетчиков, прошмыгнувших на "закрытую вечеринку". Барышня лет тридцати, с собранными в пучок волосами, высокая и очень приметная. Вон она, нырнула за колонну и делает исподтишка фотографии. Надо бы с ней поболтать. Ефремов выполз из-за стола и, слегка мотаясь, пошёл к прессе. Девушка увидела виновника торжества и замешкалась. С одной стороны, надо брать интервью, а другой, она наслышана про крутой нрав директора школы и боялась, что неприглашенных выпрут пинком под зад.

-Тут частная территория и приватная вечеринка, что вы от меня хотите?— строго, но беззлобно вопросил он её.

-Это газета "Доброгост". Репортер Лукьянова. Я бы хотела взять небольшой эксклюзив, если вы не возражаете. Наша газета совсем молодая, и добыть информацию трудно, а читатели жаждут узнать больше о новорожденном волшебном обществе...

-Что— то я о такой газете не слыхал, предоставьте документы и выпуск. С удовольствием подпишусь, люблю прессу.

Лукьянова достала пресс-карту и визитку, а также задание редакции. Номера у нее с собой не было, но она обещала выслать с совой.

-Скажите, пожалуйста, произошедшее с Патриархом вы считаете случайностью или божьей карой? Если вы верите в Бога, конечно.

-Да, я отчасти верующий, но в смерти Патриарха виновато хроническое заболевание. Кардиостимулятор не смог поддержать работу ослабленного сердца. Так что это просто трагическая случайность, которая осложнила жизнь магошколе. Нам пишут гневные религиозные, подозревающие нас в связи с дьяволом. Но мы не проводим запрещенных в магомире ритуалов.

-Поясните, пожалуйста, в чем разница между вашей магией и запрещенной? Мы наслышаны, что в Британии долгое время орудовала банда преступных колдунов.

-Она и тут орудовала. Запрещенная магия это, — директор задумался, чтоб случайно не выдать тайн запретного, — жертвоприношения, ритуальные убийства и терроризм. Который не знает ни границ, ни национальности.

-Как нам известно, вы смогли выпутаться из этой скверной истории со смертью Алексия. Как на вас повлияло случившееся? И каковы ваши дальнейшие планы?

-Планы? Школа и лекбаза в будущем, где наши студенты будут совершенствовать свои навыки в колдомедицине. — про диссер он умолчал, а про Алексия он говорить не хотел. Ничего кроме черного запоя, который должен окончиться завтра.

-А как проводится набор студентов в вашу школу? В нашу редакцию поступает множество писем от желающих попасть в Звартноц...

Журналистка горела энтузиазмом, а Иван понял, что так скоро от нее не отделается. Он посмотрел по сторонам и увидел недалеко Джека, который посмеивался над попавшим в лапы прессы другом, потягивая бренди. Иван выразительно зыркнул на него, потом перевел глаза на строчившую в блокноте девицу, потом снова на него и подмигнул.

Джек быстро понял, чего от него хотят. Взяв со стола бокал шампанского, Жека походкой Джеймса Бонда подрулил к репортерше.

-Добрый вечер, не хотите ли шампанского, мадам?

Лукьянова оторопела, но бокал приняла.

-Евгений, он же Джек, мой друг и соратник, — отрекомендовал Ефремов Жеку.

-Светлана, очень приятно. Соратник, значит? А вы участвовали в совместных битвах?..

Джек уже уводил Светлану под локоток ближе к темным углам зала. Минут через десять Иван увидел их танцующими вместе так, будто их слепили вместе Волшебным Скотчем. Светлана хохотала, пучок на голове немного растрепался, и она явно похорошела от шампанского. Уже через полчаса хихикающий Гера сообщил директору, что Джек уволок репортершу в подсобку. Ну, и слава Мерлину.

На следующий день после пьянки разболелись все, но Ефремов и Гера вынуждены были выйти на работу. Парень, сидевший за преподавательским столом, старался не дышать на директрису, которая проедала ему мозг насчет включения сервера для магглокровок.

-Ага. Только пусть мозги контролирует Гурген. Он умный, а сидит по локоть в грязи.

-Так он преуспевает в цветоводстве, я уже могла бы доверить ему первачков.

-Это вам так кажется. Гурген тот еще гриб. Тысяча гасконских глупостей и армянское обаяние.

'Скучно тут ему теперь, его пассия выпустилась. А карга-то как цветёт!'

Прилетели утренние совы с 'Пророком'. На первой странице красовалась какая-то жизнерадостная муть, а в колонке происшествий в подвале Гера заметил кошачью голову. Теперь и ветеринарная страничка есть? Надо перевести. Админ потыкал в текст палочкой с пером блбула. Заголовок гласил: БЕГЛАЯ ПРЕСТУПНИЦА ПОГИБЛА ПРИ ЭТАПИРОВАНИИ В АЗКАБАН.

Геркино сердце нехорошо ёкнуло. "Иннесс Дороти Гинзбург, бывшая санитарка клиники св.Мунго, примкнула к пожирателям смерти и проводила опыты по зарождению дементоров в компании со своим сожителем, Грегори Альбертом Гойлом. Долгое время они скрывались в неизвестном районе, пока Гинзбург не была поймана в роддоме, но сумела бежать из-под следствия, не успев выдать местонахождения любовника. Три дня назад она была поймана вновь и отправлена в тюрьму под усиленной охраной и убита при попытке к бегству. В Аврорате идет административное разбирательство относительно превышения полномочий".

Значит, дети опять тут. Надо пойти поглядеть. Это всё, что осталось от Иннесс. Только чьи они? Даже человеческие женщины могут родить двойню от разных отцов, Гуго рассказывал. А кошка и подавно. Но забирать придется всех. Дальше читать и завтракать Герман не мог.

Катя уже совсем ничего не ждала. Дни текли за днями, Герка не вылезал из приключений, они лишь иногда пересекались для быстрого свидания и иногда секса. Девушка приуныла, неопределенность ее просто убивала. Может быть, стоит послать этого "ухажера" и поискать себе другого мужа, поадекватнее. А то и мама вот против Герки. Говорит, странный он со всей этой магией, вошкается не пойми с кем, и нечего делать за ним замужем. А Катя девушка еще молодая, видная, может себе найти "нормального", не волшебника этого, богохульника такого. Это все они, колдуны, Патриарха угробили, уж она-то телевизор смотрит! И зарабатывает он не пойми чем... Детей-то чем будете кормить? Да что ты болтаешь, "бесплодная ты"! Будете жить хорошо — Бог даст детей, а нет, так значит не твой это мужик. Катя вяло отбрыкивалась от нотаций матери, отец же молчал. Папа всегда понимал ее и желал только лучшего, но главной в семье была мама. Папа понимал, что Катька без ума от этого мага-компьютерщика, каким бы странным он ни был.

Подружки уговаривали ее бросить Герку. Ну что он, предложение не делает, а время-то идет! Катерина не молодеет. И Катька все больше прислушивалась к советам девчонок, которые все уж были давно замужем и с детьми... Когда в следующий раз Гера позвонил ей, чтобы встретиться, Катя решила — всё. Вот он — день, когда она решит, что будет делать. Они встретились в обшарпанном кафе, которое оба любили. Здесь стены были увешаны плакатами "Битлз" и " Оазис", а обстановка располагала взять кофе и часами писать какие-нибудь романы.

Гера взял чай, Катя молча сидела и смотрела на него. Вот, сейчас он сделает глоток — и она ему скажет! Всё, мы расстаемся". Или "Гера, ты решил по поводу свадьбы?". Или...

-Катюх, давай определимся, когда свадьба.

Девушка открыла рот и забыла закрыть.

-Свадьба.

-Ага. А, да, я же тебе предложение не сделал.

Гера полез в карман и достал бархатную коробочку. Залившись румянцем, он сунул ее Кате и пробормотал что-то типа "выхдизамнзамуж". И улыбнулся.

Более нелепого предложения она и представить себе не могла. Губы растянулись в улыбке — вот он, ее Гера, в этом он весь.

Она взяла коробочку. Внутри лежало кольцо. Катин папа занимался антиквариатом, и у нее сразу занялось дыхание — она поняла, что кольцо старинное. Тонкий, немного потемневший платиновый ободок венчал небольшой сапфир. Кольцо было сделано в эдвардианском стиле, наверное, начало XX века.

-Герман. Ты откуда такое дорогое кольцо взял? Все сбережения потратил?! Зачем...

-Тихо. Ничего я не тратил, это... бабушкино. У меня его дед привез с Англии, еще перед Первой Мировой, она с этим кольцом замуж вышла. Ну, типа, короче, семейная реликвия. Надо только почистить его, я не успел ювелиру отдать.

Не сказал он ей, что дед — сталинский офицер подарил его безобразной бабке на кровавые деньги охранника вождя народов.

Катя достала кольцо. Голубой сапфир подмигивал ей, как глаз Дамблдора с портрета.

-Так ты что, согласна? — спохватился Гера.

-Ну, естественно, — девушка закатила глаза, — а ты думал, откажусь? Так просто ты от меня не отделаешься.

Гера захихикал, как он всегда так делала, будучи сильно пьян. Еще не понимая, что произошло, и как круто может измениться теперь их жизнь, он подумал — завтра, все завтра. Все проблемы, подготовка свадьбы, уговоры Кати усыновить его детей от Иннесс. А сейчас — насладимся моментом эфирного счастья. И он заказал шампанского, неслабо удивив официанта. Катина мама объявила недельный бойкот счастливой невесте, но та, окрыленная своим счастьем и с безмолвной поддержкой папы, носилась по магазинам, судорожно выбирая платье и прочую дребедень. Восторженные подруги, особенно самая близкая, Натаха, помогали как могли.

Наконец, когда платье было куплено, и Катя примеряла его дома перед зеркалом, любуясь строгим кроем и восхитительным кружевом, в комнату вошла мама, несколько секунд стояла, молча глядя на дочь, а потом и кинулась ей на шею со слезами и причитаниями.

-Ну и, слава Богу, Татьяна Васильевна, а то Катя все переживала, что вы ее свадьбу в штыки воспринимаете, — отрубила бесцеремонная Натаха.

Катя улыбнулась, и уже в следующую минуту мать погрузилась в пучину споров о подготовке выкупа, свадебном кортеже, цвете салфеток и прочего. Натаха яростно отстаивала бледно-голубой, под цвет кольца, а мама предпочитала серебряный... Катерина молча улизнула из комнаты. Хорошо, есть, кому заняться этой чепухой.

-Катя, давай встретимся, надо поговорить, — это звонил Гера. Голос напряженный, Катя сразу почувствовала.

Они встретились в том же кафе, уже даже не сговариваясь. Гера методично грыз карандаш, ожидая невесту и подчеркивая какие-то важные моменты в тоненькой брошюре. Катя села за столик и прочла название книжицы: «Усыновление в России — помощь будущим родителям".

-Чего это? — обмершим голосом спросила она.

Гера, увлекшись чтением, не заметил, как она появилась. Он попробовал спрятать брошюру, но суженая быстро выхватила ее и открыла на заложенном месте — "Усыновление или взятие под опеку детей-иностранцев гражданами РФ".

-Кать, тут такое дело. ТЫ помнишь Иннесс, ну которая с кошачьей мордой? Ты, наверное, не знала, но у меня с ней было типа романа... Совсем короткого, когда я в Мунго валялся. Она мной покрутила и забыла, а потом исчезла с этой компашкой Волдеморта. Так вот, у нее через девять месяцев родились дети. Трое — два мальчика и девочка. Сейчас им около восьми месяцев, наверное. Кать, я не уверен, что это мои дети, может, и нет... Но я их видел, когда они были в приюте при Хогвартсе. Они такие — как котята. И мне кажется, что они мои.

-Ах ты, кобель такой! И мне не сказа ничего! — Катя давилась гневом и отчаянием.

-А зачем? Она их тогда выкрала и в бегах с ними была. Недавно ее поймали и при возвращении в Азкабан, по дороге, ее убили. Так что малыши теперь сироты. Министерство не знает, куда их деть. Обычно сирот-волшебников усыновляют другие волшебники или родственники-магглы, но этих детей никто не берет. Они немного необычные — им передалось несколько кошачьих черт... В общем, что ты думаешь, если я сдам анализы на ДНК — на отцовство? Если это мои котята, то я не смогу их бросить. Я хочу их усыновить, — закончил он как можно более твердо.

Катя смотрела на него расширившимися глазами. Неужели это ее Гера? Сначала предложил ей замуж, а теперь сразу хочет на себя троих детей взять? Что-то с ним случилось, когда это он так повзрослел?

-Ну, так как? Сдавать анализ? Ты примешь троих детей?

Катя задумалась. С одной стороны, ей хотелось пожить для себя после свадьбы, хотя бы годик, а потом, может быть, подумать об усыновлении — если самой родить не получится. Она подумывала обратиться к целителям в Мунго — вдруг там ее бесплодие смогли бы вылечит?..

А с другой стороны — если это Герин приплод — ну не бросать же малышей. Сдадут их в маггловский детдом, скорее всего.

-А у тебя фотографии есть?

Гера показал ей фото на телефоне. Девочка была смуглая, чернявая, с озорными глазами, мальчики очень похожи друг на друга. В их улыбках было что-то кошачье, а в остальном — дети как дети. Тяжело, конечно, будет в первое время, но мама поможет, она дома сидит.

-К тому же, на усыновленных детей дают субсидию приличную, так что сможем их одеть-обуть, об этом не переживай. Еще и останется.

-Вот ты корыстный тип! Тут вопрос не в деньгах, дурилка! Это же такая ответственность — вырастить человека, а тут сразу трех! Да еще и неизвестно, с какими характерами и наследственностью...

-Так ты согласна?

-Я подумаю еще. Но анализ сдай. Надо быть уверенными. Хотя, мне кажется, ты ее детей все равно себе возьмешь, даже если не ты отец, правда? — она сузила глаза и взглянула на жениха. Гера виновато потупился:

-Правда. Если ты не согласишься, я их в детдом оформлю, но возьму патронат и буду навещать часто, чтобы им одиноко не было.

-Ну, тогда ты мне и выбора не оставляешь, суженый мой, ряженый! — засмеялась Катя. А, собственно, какая разница — свои дети, чужие? Она же так о них мечтала, ревела по ночам.

-Что там делать надо для усыновления? Так, заявление написать в районную прокуратуру... Надо характеристики с работы. Сначала, наверное, распишемся, вместе пропишемся на квартире, а потом подадим. А пока патронат оформим.

Гера сидел и сиял, как новый галлеон. Несмотря на то, что официально Катя еще не согласилась, он понял — дети уже с ними. Остальное — дело техники.

Погода с утра в день свадьбы стояла отвратительная. Висел туман, на дорогах грязь, холодно и промозгло. Катя с четырех утра сидела на стуле в своей комнате, а вокруг неё прыгала парикмахер, пытаясь навертеть у нее на голове какую-то вавилонскую башню. Натаха, которая притащила эту бабу, утверждала, что такие свадебные причёски — это последний писк.

К восьми часам, когда башня все еще не была готова, прискакал фотограф. Они позвали волшебника, чтобы получились колдографии. При этом он был ещё и модным в Москве, так что цена услуг была заоблачной.

И первое, что он сфотографировал, была испуганная Катя, не одетая и не накрашенная.

Довольный, хипстер-фотограф показал ей двигающееся фото, где она в панике закрывает руками полупрозрачный халатик. Чего бы ей это ни стоило, это фото никто не увидит.

Натаха сидела на кровати и поправляла макияж. Вся в красном, с красными губами и ногтями и белыми кудрями, она была похожа на Мерилин Монро. Только на пару размеров потолще.

-Да че ты переживаешь, все будет отлично, — безапелляционно сказала она бледной невесте, -все публичные моменты и детали я беру на себя. Тамаду проконтролирую. Закусон не забуду. Кольца Арут уже взял. Выкуп только через три часа. Все успеем.

С огромным трудом башню на голове закрепили тонной лака. Надеясь не попасть под ураган, Катя обреченно согласилась, что макияж ей сделает Натаха. В принципе, получилось даже не вульгарно.

Через три часа, стуча зубами от волнения, Катя сидела в самой дальней комнате, пока шёл выкуп её женихом. Подружки напридумывали глупых конкурсов типа отгадать размер обуви невесты. Катя боялась, что темпераментные армяне забьют на конкурсы и магией проломятся к невесте, снеся на пути всех. В темной комнате с зашторенными окнами ее оставили одну. Она сидела на стуле, по старому русскому обычаю, за небольшим столом с закусками. На свадьбе будет много английских гостей, поэтому закуски к водке и шампанскому были обеих кухонь — бутерброды с красной икрой, огурчики под водочку, и тут же плам-пудинг2 и сконы3. Катерина смотрела на еду, а в животе поднималась тошнота. Кажется, ее накрывала паническая атака. Все это время она плохо понимала, что готовится к серьезному шагу, а теперь ее мучительно тянуло открыть окно и сигануть со второго этажа прямо в платье и убежать в закат. Ну, просто свалить. Как только она в полной прострации захотела встать из-за стола — она тут же поняла, что не сможет. И не потому, что это глупость — просто огромные нижние юбки платья не дали ей даже привстать. Похоже, сегодня она будет передвигаться только с чьей-то помощью. Чертова Натаха с ее чертовым понятием о моде, надо было самой платье выбирать...

Гудки.

Загудели машины, из-за плотного тумана она услышала их только тогда, когда они уже подъехали близко к дому. Ну, все, допрыгалась. Поздно изображать "сбежавшую невесту". Катя устроилась поудобнее и стала ждать и слушать.

Гера, стуча зубами, предварительно наглотавшись успокоительных, с трудом вылез из битком набитого джекового мерса. Его друзья, все в черных костюмах с голубыми галстуками, начали пить еще тогда, когда наряжали свадебный кортеж этими идиотскими лентами и шарами.

Добрый и довольный Еф, в обнимку с Джеком ломанувшийся к дверям подъезда, был, очевидно, счастлив, погулять на свадьбе. Хорошо им, можно уже напиваться, а жениху нельзя, не явишься же пьяным в ЗАГС. С другой стороны, как он туда явится трезвым, Гера вообще не представлял. Надо сказать Гургену, что если Гере вздумается у порога ЗАГСа рвануть в кусты, тот его стукнул по башке и бессознательного приволок в Зал бракосочетаний.

Еф повернулся и посмотрел на бледного Соболевского.

-Мужик, ты чего? У тебя предсвадебный мандраж?

-Типа того. С кем не бывает.

Иван Львович отпихнул Джека и похлопал Геру по плечу:

-Катю любишь?

-Ага.

-Семью хочешь? Вы с Катей и трое детей? А может, и своих Бог даст еще?

-Хочу. Только эта суета, гости, "скажите да", "объявляю вас мужем и женой". Нахрена это все? Почему нельзя было потихоньку расписаться и жить?..

-Вот если любишь невесту, терпи. Бабы без этого не могут. Им надо все чин по чину, белое платье ,вагон подружек, кучу денег на ветер. Это всего лишь один день, официоз — и того меньше. И поверь мне, все эти люди вокруг — любят вас и желают вам счастья. Думай так, будто ты даришь любимым людям возможность оторваться по полной, в честь твоего грядущего счастья. И расслабься сам, получи кайф. Любуйся, участвуй, запоминай. Только не нажрись, я тебя умоляю, у тебя еще брачная ночь впереди! — закончил он с хохотом. Про брачную ночь услышал Арут, и понеслись идиотские скабрезности.

Слабенькую оборону из четверых катиных подружек армяно-агло-русская армия взяла приступом. Гера особенно не участвовал, делал, что велели, позировал фотографу и доставал деньги, когда было надо. Но он расслабился и успокоился — его друзья смогли создать здесь такую уютную атмосферу обезбашенности и разгула, что в квартиру, а затем и в катину комнату он ввалился с толпой улыбающийся и немного помятый.

Дальше был жор. Проголодавшиеся с утра гости, дружки, подружки, и даже жених с невестой вмиг умяли предложенное угощение и смели алкоголь. Они уже жутко опаздывали на церемонию, поэтому шустро расселились по машинам и стартанули, оставив на тротуаре россыпи блесток и серпантина от хлопушек и несколько любопытных бабулек из соседних подъездов.

Ни Катя, ни Гера не могли потом вспомнить ЗАГС. Какая-то беготня, везде цветы, вспышки камер, тётка в зелёной блузке со стразами... Очнувшись на выходе, они вдохнули туманного воздуха, посмотрели на кольца на пальцах и, наконец, поняли — они это сделали.

-Вот видишь, я же говорил, все быстро пройдёт. Теперь веселитесь, — прошептал Ефремов у Геры за спиной. Герман только улыбался.

Выпили первый глоток шампанского с молодой семьёй. Потом ещё выпили, потом открыли водку... В итоге гулять ехали все уже сильно навеселе. Гарри был почти в хлам — Джинни не уследила. Два раза останавливались, потому что кому-то было плохо.

С горем пополам кортеж добрался до намеченного места. Молодожены решили основать традиции волшебных русских свадеб, которые затем скоро более частым явлением, дай Мерлин.

Первое место, которое хотелось посетить, — Волшебные часы у дома Мусина-Пушкина. Говорят, их сделал Яков Брюс, один из сильнейших русских колдунов, да за обиду, нанесенную ему заказчиками, он заколдовал солнечные часы. Теперь перед большими волнами камень часов становился кроваво-красным...

Все это поведала им Гермиона, которая в последнее время увлеклась русской мифологией, а в подпитии стала очень болтливой. Проверили — камень жёлтый, ну и слава Мерлину. Сделали фото и поехали в Коломенский парк.

Туман рассеялся, вышло солнце. По парку гуляли другие молодожены, но наша братия устремилась прямо к Голосову оврагу.

И вновь Гермиона начала лекцию, хотя про дурную славу оврага не знали только англичане. Рассказывают, что в этом овраге, который раньше был местом языческого капища, иногда наползал густой туман, и если в него зайти — пропадешь. Целые армии исчезали, а потом выходили из него через десятки лет, ничуть не изменившись...

Типичный портал, только с хрономагией. Как природный хроноворот. Очень интересное место, — пьяная Гермиона потащилась вперёд, глубже в овраг. Солнце светило вовсю, но в низине ещё клубился туман, и Рон с трудом оттащил её обратно, чертыхаясь на чем свет стоит.

Наконец, все нагулялись, так что у Кати отваливались ноги от непривычных шпилек, некоторые гости уже поблевали в парковых зарослях, а Гера доел остатки закуски, переживая послестрессовый отходняк. Натаха дала команду "по коням", и свадебный поезд унесся к Звартноцу.

Украшением зала в школе поручили заниматься не Натахе, и это решило все.

Гермиона, Джинни и Ирина сделали из помещения советской постройки волшебный лес. Потолок изображал звёздное небо в кронах деревьев, под ногами шуршали листья, с розовых кустов слетели феечки. Праздничные столы были увиты плющом, на столбах плясали и переливались болотные фонарики. Домовые эльфы из Хогвартса носили выпивку и лёгкие закуски, а на столах высились горы еды всех видов, даже армянские блюда. Особенно жуткий для всех неармян был керусус, горячее блюдо со жгучим перцем.

Посредине стола молодоженов стоял огромный свадебный торт, мерцающий зелеными и голубыми огнями. Гурген вышел на середину зала и повел свадьбу в качестве тамады:

-Уважаемые гости и молодые, прошу вас занять ваши места за столами, эльфы вас проводят. Ешьте, кто хочет, пейте, кто ещё может, а через несколько минут для вас будет исполнена музыкальная композиция. В честь молодых сыграет наш директор Иван Львович на своём любимом инструменте — дудуке.

Директор заиграл плач сокола, свое любимое. Прилетел блбул, будто трансгрессировал откуда и закурлыкал, освящая молодых. Конечно, Терандез они проворонили из— за очереди на регистрацию, но все равно тут особо верующих не наблюдалось. Что и говорить, идолопоклонники. Упитые гости местами заплакали от чувств.

-Не, Гуго, давай повеселее. Магомаева, например.

-Так это айзерь?!

-Не, он наш советский, прям русский почти. Был. Умер недавно.

-А чей-то ты покойников на свадьбе решил вспомнить?

-Гуго, ставь уже 'Свадьбу', жених ждет, — вмешался Галлеоныч.

Под медленное начало песни Гера пригласил Катю на первый танец. Они завороженно покачивались под раскаты магомаевского голоса. Под конец же, когда песня развернулась во всю ширь, не выдержал никто, все гости побросали еду и вышли танцевать. Даже англичан пробрало, хотя смысл слов они поняли плохо. Невилл среагировал чётче:

-... И шагал я совершенно неженатый, и жалел о том, что я не жених...

Ирочка прильнула к нему:

-Ну, все поправимо, милый!

Невилл натянуто улыбнулся.

Джек лихо отплясывал вприсядку и орал:

-Ах, эта свадьба пела, пела, пела — и блевала!

МакГонагалл захохотала, даже с заклятьем перевода было смешно. Ну, или она просто была в достаточном подпитии, чтобы смеяться над всем, особенно над шутками импозантных холостяков, хотя один был ровесником ее сына, а основная масса — практически внуками. В итоге Минерву пригласил потанцевать катин отец. Он немного говорил по-английски и отвесил ей пару комплиментов, отчего директор совсем сомлела.

-Вы чудесно выглядите. Видимо, английский климат полезен для здоровья, — сказал он.

-Что вы! Мне очень много лет, никогда не скажу, сколько! Английский климат отвратительно сказывается на здоровье. Моя внешность — результат моего частого превращения. Я анимаг — кошка. А сейчас весна, сами понимаете, — Минерву откровенно несло.

-Ага,— папа Кати ничего не понял и на всякий случай больше с ней не танцевал.

Ефремов танцевал с невестой, поглядывая на жениха, как бы не набрался лишнего. Но Гера сидел совершенно спокойный и счастливо протягивал шампанское.

-Ну, Катерина, теперь ты о нем заботься. Говорят, муж — тот же ребенок. Ты справишься, ты сильная.

-Я не уверена, Иван Львович...

Её голос потонул в завываниях Майкла Джексона. Гуго врубил "Billie Jean", и Гарри, немного протрезвевший, принялся изображать лунную походку под улюлюканье всех нечистокровных и магглов. Минерва пила коктейль май-тай, каждый раз требуя к нему зелёный зонтик. Где-то она слышала, что май-тай должен быть именно с зелёным зонтиком. Эльфы от неё уже вешались.

К ней подсел Ефремов, сомневаясь, то ли постебаться над пьяной теткой, то ли усовестить.

-Профессор МакГонагалл, вам вполне достаточно выпивки на сегодня.

Минерва возмущенно фыркнула:

-Вот ещё! Я совершенно трезва. Я могу доказать, прямо здесь обратившись кошкой.

-Нет-нет, я вам верю! Не стоит, пожалуй, шокировать присутствующих магглов.

-Жаль. А то меня так и тянет, если честно. Весна зовёт, если вы понимаете, о чем я, дорогой Иван, — захихикала она.

-А что, анимагам тоже знаком кошачий мартовский загул? — полюбопытствовал Еф.

-А то нет! Мне, как кошке, пятнадцать лет, и, тем не менее, я ещё ого-го! Прошлой весной снова был помет, шестеро котят! — гордо поделилась она. Видимо, она выдала ему сейчас свой величайший секрет и даже не поняла.

-Шестеро? Круто. И где же они? Хагриду отдали?

-Что вы, этому деревенщине? Нет и нет. Первые пару месяцев я их вскармливала своим молоком, бегала между уроков. А чтоб не мерзли, грела заклятьем. Но под конец материнский инстинкт ослаб, и мне пришлось отдать их.

-Кому?

-Вы, наверное, знаете Райзенберга? Этот беспринципный еврей бывает очень полезен. Котята, рожденные от анимага, становятся книззлами. Возможно, бывший питомец Гермионы — один из моих потомков, хотя вроде бы он был очень стар. Так что вряд ли.

-А что просит Райзенберг за это?

-Чаще всего немного сложной трансфигурации в личных целях, заколдовываю ему всякие артефакты. А он раздаёт котят в добрые руки.

Иван сидел прифигевший. Интересно, это ему тогда тоже минервин приплод сплавили? Ужас-ужас...

Постепенно музыка стала совсем разнузданной, катины подруги скрывались с гериными друзьями по темным углам. Натаха явно была в восторге от дружки Геры, но осуществить английскую традицию свадебного секса дружки и подружки у нее не вышло. Арут вёл себя как джентльмен, но в тёмный угол не шёл. С досады Натаха напилась и уснула за столом.

И зря, потому что пришло время бросать букет. Гурген объявил в микрофон, чтобы все незамужние дамы приготовились.

-А сейчас Екатерина Соболевская, которая еще утром была Праховой, бросит будет невесты, а с ним и эстафету женитьбы.

Пьяные дамы вмиг протрезвели и выстроились свиньей посреди зала, готовые к атаке. Катя развернулась и кинула букет из незабудок и полевых цветов.

МакГонагалл прытко сиганула в центр толпы, но промахнулась, годы уже не те. Катины подруги со смехом разбежались, и все увидели удивлённо замершую с букетом Ирину. Она с улыбкой помахала букетом бледному Невиллу, и он подхватил её в объятия и увел в темноту. Настал черед бросания подвязки. Жених должен был снять ее прилюдно с ноги благоверной и бросить неженатым парням. Никто кроме отсутствующего Невилла так не жаждал женитьбы. Джек уже был женат один раз, ему хватило, и он попятился подальше от молодых. Магглы же боялись, что подвязка заколдована. Кем и как, неизвестно, но что с этих колдунов взять. Катя обнажила прекрасную танцевальную ножку и выставила добро напоказ, густо краснея от варварского обычая. Криворукий Гера сорвал резинку, распустив ажурный чулок обломившимся ногтем.

-Ну, мужики, ловите кто хочет!

Недружная компания двинулась вперед, но впереди них метнулась патлатая тень, избавляя из мужской солидарности от необходимости жениться. Ого, Снейп! Ну и хохма. Северус Тобиас победно вскинул руку вверх, криво улыбаясь. Упитая МакГонагалл прокралась к нему и погладила по плечу.

Снейп отшатнулся от кошатины и игриво помахал подвязкой молодым девочкам.

В гордом одиночестве за столиком сидел Марти, попивая вторую бутылку Martini Asti. Он хищно оглядывался на девушек, да и на парней. Когда началась возня с подвязкой, он неслышно встал и направился в уборную.

По дороге Марти встретил хмельного и счастливого Невилла в плохо застегнутом пиджаке. Ухмыльнувшись, Марти скользнул за занавеску, и Нев его не заметил.

Ирина в женском туалете приводила себя в порядок. Смочить виски, помыть руки... Выпрямившись над раковиной, она увидела в зеркале отражение Марти.

-Ты чего тут забыл? Тебе же теперь в мужской, — зло хохотнула она.

Марти молча двинулся к ней. Ирина в последний момент поняла, что происходит что-то не то, но Марти уже кинул в неё заклятьем, и она молча упала в его руки без сознания.

Марти отбросил пустую бутылку и исчез вместе с девушкой.

Ирку хватился Невилл уже через несколько минут. Искал ее сам, а потом, почуя неладное, обратился к ее отцу6

— Мистер Ефремофф, у нас неприятности...

— Что такое?

— Ирэн исчезла. Марти тоже. Все говорили, зачем вы его опекаете?

"Может, они уединились, он такая..." — подумал доктор-директор, постепенно выходя из благостеного настроения. Какой позор, еще не женаты, а эта гиперсексуалка изменяет.

— Их нет в здании, обоих... я проверил заклинаньями. И на мобильный звонил...— Лонгботтом достал из кармана дорогущий аппарат... Иры. Стекло было треснуто.

Ефремов моментально протрезвел.

— Её похитили! — в один голос вскричали маги.

— Марти... Боже, зачем я его опекал?

Подошли к жениху.

— Герман, ты успел иссследовать системник Онуфрия?

— Да.

— А адрес Березовского сохранил?

— Не помню, завтра скажу. Или послезавтра.

Все ясно. Надо звонить в министерство, точнее рака посылать к Шойгу. Только вот испустить патронуса он смог, волновался очень. Его боггартом была была убитая дочь, и с этим он не мог ничего поделать. Смысл жизни. Если бы не Ирочка, он давно бы развелся с женой. Патронуса посылал пришедший на зов Джек. Снейп тоже встал под знамена ордена сокола. Все-таки, она нежно прикасалас к нему и он что-то чувствовал.

URL
   

иван альбус ефремов и орден сокола

главная