19:29 

глава 1

galleonych
кошки-кошки, всюду кошки, эти мохнатые чудовища с кожаными крыльями
Утром, после пятиминутки у директрисы, Невилл отправился в теплицы, а его ассистент Гуго — в училище. Но его ожидал полный погром в девятом корпусе. Плодовые деревья были изломаны, а грядки потоптаны. Кажется, тут побывал бигфут или великан. А вот и следы его жизнедеятельности — куча навоза примерно на два фунта. Только пахнет серой, эти так не гадят. Чёрт? А, вот и сам организм, в углу лежит что-то голубокожее, за живот держится и стонет. Ну ясно, наелось фруктов и дристнуло. Невил подошёл поближе и ужаснулся. Баба голая в ожерелье и набедренной повязке. Молодая. Ростом футов десять, не меньше. Фу, а мы думали, Волдеморт возрождается. Вдруг Макаров вернул себе память и опять бэкапы пишет? Так он же на русском севере, полярничает. Там только спутниковый телефон. А ещё по сети слухи ходят, что Волдеморт ребёнка родил. Хотя бессмертные и живые крестражи бесплодны. Этой больше девяти лет, хотя если она жертва неудачного магического эксперимента, то Мордред её знает, как она там развивается. На великаншу похожа. Хагрида сюда надо, пусть поболтает.

— От страхолюдина, Мерлин упаси! Глаза кошечьи, нос тоже, а хвост бычачий... Г’ришь, сам-знаешь-кто с великаншей согрешил? Не, не нашинская она. Ихнешняя, эльфийская.

— И кто по-эльфийски говорит?

— Да Флоренц. Обожди, я за ним схожу.
Да, урок надо отменять, это надолго.

— Гера, ты не спишь? Сбегай к слизеринцам и хаффлпафцам, скажи, первого урока не будет. Пусть в инете часок посидят.

— Ну вот, я сервер ещё не включил.

— Включай оба, а сам беги ко мне. Дело есть.

— Мы тут с Катькой валяемся... Так хорошо... Дети спать не давали, Катька их к себе забрала, а счас только в кроватку положила.

— Мне тяжелое тащить, один не отлевитирую.

— Ну смотри, — Невилл отключился и приблизился к страхолюдине. Дикарка подняла на него жалобные глаза, глядящие прямо в душу и простонала:
— О’е каунг... Ту ке.¹
Невилл видел, как тяжело она дышит и слышал свист в лёгких. Неужели простыла? Блин, а как лечить высшего эльфа? Они же другой расы, и человечьи лекарства ей не помогут.
Пришли Хагрид, Флоренц и Гера.

— Мистер Хагрид, — Невилл до сих пор называл своих учителей уважительно, — Нам надо транспортировать больную в лазарет. Я увеличу носилки, но левитировать будем втроём.

— ’Ос-с-пади, это Иннесс вселилась в новое тело, до чего похожа.

— Зоофил, хорош причитать, неси давай.
— Куда мы её?

— В лазарет.

Человекоконь Флоренц, увидев страшную девку, окрысился (хотя почему говорят «окрысился», если крыса тяпает без предупреждения? скорее, надо правильно говорить: «окысился») и забил копытом, чуя звериное. Дикарка тоже подняла голову и оскалилась острыми клыками, но нож с набедренной повязки не сняла, сил не хватало.
— Мистер Флоренц, успокойтесь, она больна и никому не принесёт вреда.
— Я не фестрал и не лошадь, чтоб таскать на себе тяжесть, — возмутился кентавр.
— Нет, отнесём сами. Вы же знаете древнеэльфийский, поговорите с ней.
— Что с ней говорить, она умирает. Я могу только добить, — он потянулся к арбалету за спиной.
— Нет, мы её спасём.

Лонгботтом наколдовал носилки, пожилой великан поднатужился и приподнял скрюченное тело. Переложил девушку на новое место и взмахнул зонтиком. Носилки оторвались от земли и поплыли в замок. Флоренц поплёлся за ними на достаточном расстоянии, да и то он спешил на прорицания в зелёный кабинет, оставляя грязные следы на мраморных полах.

В лазарете мадам Помфри всплеснула руками, когда увидела свою пациентку. Та позеленела от нехватки вроздуха и обгадилась вновь. Учуяв серу, Поппи изрекла:

— Парни, что вы стоите, срочно её в озеро, к гейзеру. Там среди деревни русалидов есть сероводородный источник. Хотя погодите, пусть Гермиона принесёт свои серные запасы, она же уже почти задохнулась, не донесёте.

Невилл принялся трезвонить молодой зельеварше, которая выучила его магловским штучкам, но Гера опередил его и шнырнул через Ассамблеум к зельеварше. Через долгую минуту коллеги споткнулись на пороге лазарета, неся котёл серы. Хорошо, миссис Уизли умела падать, подняв несомое в руке. На яйцах натренировалась по зиме (она до сих пор считала труд эльфов эксплуатацией и не давала Рону купить домовика). Мадам Помфри метнулась к упавшим, выхватила заветный груз и размазала его по лицу умирающей пациентки. Все ждали исхода, особенно Гера. Обрести двойника погибшей возлюбленной и тут же потерять, не успев наглядеться?

...Снова стало слышно сиплое дыхание, изумрудная зеленца спала, и трое мужчин опять левитировали её по замку. Хорошо, мадам Помфри дала одеял прикрыть её грудь и бедра. Гера паниковал:

— Да она ж замёрзнет, нам нужен климатический маг! Я из климатики только дождь могу вызывать через Cumulunimbus!
Они остановились у озера. Нев уже наколдовал себе головной пузырь и раздевался. Как чистокровка, он носил тёплые подштанники-панталоны. Пришлось снять и их. Дикарка, размалёваннная серой, изменилась в лице и повела ушками. Барышня, значит. Вдвоём, Гера с Хагридом опустили её в воду, в ней всего-то было килограмм сто пятьдесят, оказывается... Нев потащил её за четырёхпалую руку вниз, к русалидам. Оказывается, эльфодикарка хорошо плавает. Хагрид утопал в хижину обустраивать жильё для неведомой гостьи — только его мебель сгодится для жилья, а Гера отослал MMS Арутику:
— «Вот что у нас в Хогвартсе завелось. Прилетай воду греть для неё».
— «Ты сдурел? Я на работе ;-)».
Раздался звонок:
— Ты совсем там омагичился? Одичал в своём Хогвартсе... В кино сходи, «Аватар» посмотри...
— Поди тут не одичай, Катька решила жить отдельно от своих и от моих. Говорит, «хорошо, педиатр на дому». А из развлечений один Интернет.
— В инете экранка есть, посмотри. Там твоя синюшная, на’ви называется. Нейтири её зовут. Инопланетяне они.
— Так она тут и чуть не окочурилась. Под воду нырнула, серой подышать.
— И правильно сделали, у них лёгкие к воздуху Земли не предназначены.
— А чем её кормить? Фруктов налопалась, живот болел.
— Дайте ей инжир и мясо дракона.
— Так полкило печени триста рублей стоит, а сколько эта дура трёхметровая жрёт — неизвестно.
— Это самое похожее на то, что они едят.
— А как нам с ней поговорить, ты не знаешь? В Интернете никакого распознавателя речи нету?
— Есть словарь и текстовый в pdf, и электронный.
— Блин, мне ещё один язык учить! Всё в голове перемешается, армянский забуду!
— А зачем тебе армянский помнить?
— В быту полезен. Вот придёт сантехник, а я ему: «Барев дзез!», — и он скидку сделает.
— Так ты в Хоге живёшь, там эльфы.
— Временно. Мелкие ходить начнут, перевезу домой. Негоже им по пансионату разгуливать.
— Квартиру в ипотеку возьмёшь?
— Не, я мать люблю, пусть у «котят» будет бабушка на дому.
Гера поплёлся в теплицу устранять погром, не выключая гаджета. Друзья прочатились ещё час, пока не всплыл Невилл с Нейтири. Инопланетянка ожила и повеселела, стала активно лопотать и по-звериному обнюхивать землян, сгибаясь пополам. Дружелюбная девушка.
— [Вы похожи на людей с неба].
Гера поскакал смотреть экранку, чтобы ознакомиться с бытом на’ви. Герболог отвёл попаданку в хижину, замотав в одеяла. Хватило на мало. Хагрид разложил кресло-кровать и отдал гостье свои одежды из шкафа.
— [Не хочу мужское. Сёстры с неба носят платья]. — Нейтири оттолкнула руку великана.
— Не понимаю я тебя, девонька.
Нейтири подошла к чадящему камину и принялась дышать испарениями. Значит, ей нужен дым. Хагрид набил трубку и закурил, попутно думая, как её накормить и одеть. Во дворе бесновались школьники, отпущенные с Ухода:
— Во, наш препод ебаться пошёл. Наверное, у них оргазм длится полчаса, как у свиньи. Давайте раздразним гиппогрифа?
— Нет, лучше давайте писать мадам Максим, что ей муж изменил.
Хагрид, красный как рак, выскочил из хижины и наругался на ребят. Однако по школе уже пошли слухи, что тут завёлся голем, странный-странный. Те, кто видел цветные колдографии Волдеморта, решили так же, как Невилл. Заучки переубеждали их, что это высший эльф из расширенного учебника истории.
— Так их истребили всех, взяли и сбросили в Арку смерти, — возражал Доусон, но поглядеть на диво пришёл. — Да, ушки эльфийские. Только её надо выпустить в Запретный лес, чтоб учеников не пугать.
— Да голодная она. Дайте хоть накормлю. Сейбл сказал, что она ест.
— И что же?
— Драконятину.
— Может, ей фестрала зарубить? Тоже вроде с крыльями.
— Отож верно.
Хагрид пошёл в лес, заперев гостью в хижине. Он навесил ей флакон с сероводородом на шею, чтоб она постоянно дышала привычной смесью газов. Однако, когда вернулся, обнаружил вынесенную дверь и пустые кровати. Пропажа нашлась на вершине Гремучей ивы, в гнезде из одеял и подушек. В центре ветви не шевелились: видимо, она нашла с ними общий язык. Ох, на виду у всех.

Днём, в обед, Лонгботтому пришлоь держать ответ перед всем Хогом.
— Уважаемые ученики, сегодня ночью к нам в школу попала необычная гостья. Как вы уже знаете из курса астрономии, на других планетах тоже предполагается жизнь. Наша гостья не голем, не дочь Волдеморта, а инопланетянка с Пандоры. К сожалению, там сероводородная атмосфера и ей приходится нырять в озеро, чтобы отдышаться. Так что с рыбалкой и заплывами на спор отныне покомчено. Мы постараемся эвакуировать её как можно быстрее, но всё равно воздержитесь от межпланетных контактов. Она вооружена. Не пытайтесь её заколдовать; она, как и великаны, невосприимчива к магии. Отнеситесь к ней как к кентаврам.
— Я прошу слова, товарищ Лонгботтом, — это встрял Гера. — После отбоя вы можете посмотреть фильм о жизни на этой планете, чтобы лучше понять их нравы. Я открою доступ к этому сайту.
Он написал в воздухе ссылку. Ребята зашебутились, переписывая на пергаменты.
— А откуда вы знаете, что это правда? — подковырнул Доусон. — Это только про Хогвартс написано и снят байопик, потому что мы есть. А на Пандору никто не летал.
— Ноосфера — могучий мир, подсказывающий выдумать всё, что на самом деле существует в прошлом или в далёкой галактике. Вот Катька летала в Институт Благородных Девиц, ей понравилось.
— Мне тоже, — улыбнулась Минерва и плеснула себе вина. Не наливка фройлян Штольц, но всё же. — Герман, вы планируете переправить Нейтири через интернет-телепорт?
— Опасаюсь, что нет. Мощности не хватит.
Или гиперпрыжок растянется во времени.
— Но как эта дикарка попала на Землю?
— Я думаю, через пространственно-временную червоточину, иначе «зияние». Шеф приеедет, посмотрит, потом астрономов вызовет.

Ефремов, услышав про инопланетянок от двоих сотрудников и попечителя, поразился единогласию их показаний:
— У вас там что, коллективная шиза началась?! Огневиски перепились, как Поттер? — Ему тотчас же прислали MMS, но он не смог их открыть. — Ладно, верю. От меня-то что требуется?
— Галлеоныч, сделайте нам исследование электромагнитного и радиационного фона, тут пространственно-временная дыра. А у меня ни счётчика Гейгера, ни радиометра. Всё на старой работе осталось.
— А друзья оттуда остались?
— Да какие, к чёрту, друзья, меня с треском оттуда выгнали. Мои друзья тут все.
— Дайте мне хоть на неё посмотреть, интересно же.
— Ой, она дикая такая, на дереве спит да кости оттуда кидает.
— Вы её там не раздразнили? А то с тебя станется... Ладно, я закончу приём, а то старые пациенты идут. Надо же и денежку заработать.
...Доктор с удовольствием прилетел в Хог, но застал только момент купания дикарки. Ждать ему было некогда, но хоть фото посмотрел да выслушал рассказ.
— Видал я такое кино и не один раз. Красота неописуемая. Так там по сюжету ваша подруга на англу балаболила.
— Не, мы её не понимаем, она всё по-своему говорит.
— Так она в стрессе была, почти при смерти. Попробуйте с ней на «американ инглише». Или подключите её мозги к вашим мозгам, ну к Магонету.
— А Минерва даст?
— Я её отвлеку, хотите? Только не сейчас, нам в школу пора.
Гера отвлекался на «синюю» и предвкушал эксперимент. Катя уложила деток и, оставив кухонную эльфийку смотреть за ними, пошла любоваться на диво. Видимо, с расчётом на межпланетную женскую солидарность. Кентавр, поглядев на процессию из окна, решил не вмешиваться и забился в зелёном классе в кусты. Нейтири как раз купалась на озере, дышала сероводородом. Катя стояла на берегу, и с ней заодно собралась толпа зевак. Закончился урок прорицаний, и класс потёк из кабинета. Несмотря на запрет, девочки тоже спешили к озеру попялиться. Одна студентка лет пятнадцати, бросая влюблённый взгляд в открытое окно кабинета прорицаний, где виднелась голова оставшегося там Флоренца, громким шёпотом спросила подругу:
— А почему профессор Флоренц не идёт со всеми? Интересно.
— Может, ему не нравится она? Или он ее боится... — прошептала в ответ её подруга.
Чуткий слух кентавра и задетая гордость сделали своё дело, и он резвым галопом догнал семенящую толпу по дороге к озеру. Когда они достигли озера, инопланетянка уже вышла на берег. Хагрид укутал её от любопытных взглядов в полотенце, а Катя Соболевская с интересом разглядывала, пытаясь одновременно разогнать подростков. Кентавр фыркнул, глядя на синюю дылду:
— Да чего нелепый вид.
Катя посмотрела на него и ухмыльнулась. Да уж, кентавры-то, конечно, очень рационально продуманы. Но промолчала. Вообще, странно было слышать от мудрого существа, которое знало и уважало все виды волшебных созданий, такую глупую критику инопланетного вида.
— И как с таким цветом кожи можно спрятаться в джунглях? Разве что растения там тоже синие... — рассуждал себе под нос Флоренц. Его почему-то влекло подойти поближе и разглядеть пришелицу. Хотя внутренний инстинкт, которому он всецело доверял, говорил ему: «Стой! Опасность! Чужак!». Все ждали прибытия профессора Ефремова, поэтому было решено успеть покормить девушку. Исходя из её бормотания, Хагрид вроде выяснил, что её имя — Натири, или как-то так. Он позвал её к хижине, и вся толпа отправилась следом, как за бродячим цирком. Ворчащий кентавр тоже.
У хижины все стали в отдалении. Лесничий шмыгнул в подсобку и вытащил...
огромную ногу. Свежую, не освежеванную ногу. Мерлин мой, да это же нога фестрала! Флоренц позеленел от злости! Убивать лесных жителей, его друзей, чтобы прокормить чужую? Это неслыханно!
— Хагрид! — кентавр взбрыкнул передними копытами, поднимая пыль. — Как ты мог, предатель?! Ты убил фестрала ради мяса?!
— Нет, нет, успокойся, дружище! Угомонись, не убивал я, пришлось его, эта... типа санитарная чистка у меня была в их стаде. У него ноги отказали, не знаю почему, вроде паралича, еле волочился. Пробовал лечить — без толку, только хуже. Вот пришлось его, того... и как раз Нейтири на обед пришёлся кстати. Она уже его доедает. Ух и прожорливая дамочка!
Хагрид ещё проявил толику благоразумия и промолчал, что послал Чарли Уизли письмо, с заказом на украинского железнобрюха, которых ели во времена Голодомора, пока ещё не всех магов на Украине извели. Белое сало было почти свиным, но весьма специфическим, и тогда их почти истребили. Неизвестно, сколько проживёт в Хогвартсе инопланетянка, а кормить-то её чем-то надо. Флоренц замолчал, но смотрел всё равно волком. Нейтири как ни в чем не бывало сожрала ногу почти целиком. Когда голод был утолён, она с остатками ноги в руках повела головой вокруг, рассматривая с любопытством пришедших людей и кентавров.
Флоренц смотрел на неё так злобно, что и без слов было понятно его отношение.
Нейтири пристально поглядела на него и неожиданно рассмеялась.
Кентавр переступил с ноги на ногу. Катя готова была поклясться, что он покраснел. Только от злости ли или от смущения, непонятно.
Инопланетянка встала на ноги, возвышаясь надо всеми, и изящной походкой подошла к Флоренцу. Она улыбалась и протягивала на ладони кусок фестральего мяса.
— Yomi! Yomi!² — она с улыбкой смотрела, как Флоренц пятится от неё, и наступала на кентавра, видимо, твёрдо решив его накормить. В конце концов, они дошли до стены хижины. Во Флоренце очевидно боролось чувство злости и боязни с нежеланием открыто показать свою враждебность. Хагрид чутко уловил настроение кентавра и подошёл.
— Бери, друг, это она тебе так дружбу предлагает. Можешь не есть, но хоть прими.
Флоренц сдался. Он вытянул вперёд ладонь и взял мясо, что-то пробормотав на своём языке. Нейтири хлопнула в ладоши и засмеялась. Кентавр снова покраснел и, мотнув гривой волос, отошёл в толпу. Катя поинтересовалась у детей, что обычно едят кентавры, и ей ответили, что всё подряд, кроме волшебных существ. Даже полувидима, столь любимого орденом Сокола, не едят. Внезапно Флоренц осознал, что он тут единственный, кто понимает язык инопланетянки. Это осознал и Хагрид. Он радостно хлопнул в ладоши и попросил кентавра узнать у девушки, что ей ещё необходимо. Может, какой-то особой еды? Или у неё что-то болит?
— Kaltxi!..
— Kaltxi, — Инопланетянка с древнеэльфийским языком оказалась заботливой. — Nga Lu fpom srak?
— Nìltsan. Nga ’ìnglìsì plltxe?
— Ke.
— Nga tsengpe?
— Pandora, omatikaiia.³
Они поболтали ещё — в ходе беседы выяснилось, что Нейтири скучно и она хочет погулять в лесу, которого хорошо видно с Гремучей ивы. Флорец ответил, что в лесу живут всякие опасные твари и ей самой стоит их бояться. Например, огромных пауков.
«Что такое пауки? У нас нет такого слова», — девушка изошалсь любопытством.
— Скучно ей, хочет паука посмотреть, — резюмировал Флоренц.
— Да, и Мосаг окочурилась, а из деток ихнешних до такого роста не дорос. А малышей, эт-та, передавит она руками. Или закусают её насмерть. Негоже ей паука, видимо, нет, негоже, — вслух размышлял Хагрид. — Посиди с ней после работы, песенок ей попой. А я тебе мешок картошки дам, сам не съем.
Флоренц сказал, что Хагрид не позволяет ей смотреть на пауков. Нейтири расстроилась совсем по-девчачьи и надулась. Она была очень любопытной по части здешней природы, и увидеть редких больших созданий ей очень хотелось. Флоренц пообещал ей как-нибудь показать единорогов и келпи. Только попозже, когда она окрепнет и немного адаптируется к земному климату.
Гера собрался попить чаю, как телефон затрезвонил. Это был незнакомый номер.
— Hi, good evening! It’s Luna Scamander, Luna Lovegood.
Гера срочно наложил заклятье перевода:
— …Извините, что беспокою. Мне дал ваш номер Гарри Поттер. Мы с мужем узнали, что в Хогвартс случайно попала какая-то инопланетянка, это правда?
— Йес. В смысле, да, сюда приземлилась девушка с планеты Пандора.
— Это ужасно интересно! Мы собираем информацию о всех редких животных нашего мира, а тут — с ума сойти — инопланетная форма жизни! Мистер Соболевский, мы приедем завтра, чтобы изучить её на месте. Пожалуйста, известите профессора Макгонагалл.
— Но… пришелицу завтра хотели увозить в Лондон… Наш директор так сказал.
— Лондон подождёт, волшебное сообщество жаждет информации! Ох, какую статью мы потом дадим в «Придире»!
И она отключилась, оставив админа пялиться на трубку телефона. Он вздохнул и вновь поплёлся к директрисе.
Макгонагалл сначала пришла в ярость. Опять гости! Да ещё и статью писать собрались. Но вспомнив Луну, которую она всегда любила, она смягчилась.
— Ладно, я дам приказ эльфам приготовить им комнату. Встретьте их, пожалуйста, мистер Соболевский. Всё равно вам пока заняться нечем.
Скамандеры прибыли к вечеру. Гера встретил их у ворот и проводил к замку, думая, что они захотят отдохнуть. Уже было поздно и темнело, но не тут-то было. Сказав Рольфу отнести багаж и ждать её в Главном зале на ужине, Луна потащила Геру за рукав во тьму, горя желанием немедленно видеть инопланетянку. Нейтири мёрзла на иве, но спускаться в хижину не стала. Эльфы по просьбе Хагрида сшили для неё балахон из простыней, и она смотрелась как белое пятно в ночи, новое привидение.
Притащив его к Иве, Луна включила обычный магловский фонарик, попутно просветив Геру, что не хочет лишней магией напугать «существо».
— Да она не «существо», она как человек… — начал опять Герман, но Луна его не слушала. Она уже остановила размахивающее ветвями дерево длинным суком и полезла на ствол. Сумасшедшая.
Гера постоял в темноте. От Ивы доносился лишь шорох листвы. Чёрт с ними, пойду на ужин, решил он. Сама разберётся.

Луна упрямо лезла по веткам, это у неё хорошо получалось, хотя Ива явно была не рада и пыталась её сбросить. Когда её нога в очередной раз соскользнула с ветки, чья-то длиннопалая рука поймала её, почти свалившуюся на землю, и втащила вверх. Луна опрокинулась на спину на чём-то, похожем на настил из ветвей и листвы. Над головой светили звезды в прорехах кроны. Луна села на настиле и увидела перед собой её.
Огромная, синяя в свете фонарика, который Луна сжимала в зубах, инопланетянка улыбалась.
— Привет, — пролепетала англичанка. Она и не подумала, что будет делать, когда окажется наедине с пришелицей. Языковой барьер никто не поможет убрать. Может, Рольф бы что-то придумал… А как её исследовать без разговоров, если она такая! Как человек, грозная, независимая, Гера был прав, да она не слушала. Луна привыкла к безвольным животным, которых можно усыпить или обездвижить и исследовать, исследовать на них всё, что хочешь.
Синяя девушка на коленях подползла к волшебнице и что-то дружелюбно проворковала. Похоже, она не против контакта. Может быть, то, что они обе были женщинами, упростило ситуацию. Природная агрессия, которая чувствовалась в жительнице Пандоры, отступила перед любопытством.
Нейтири разглядывала белые волосы Луны. Она ещё не видела таких светлых волос у землян. И таких огромных глаз, немного навыкате. Луна смутилась, когда девушка дотронулась до её волос, восхищённо пропустив пальцы сквозь локоны. У само️́й Нейтири волосы напоминали дреды, сквозь которые виднелись совершенно эльфийские ушки. Возможно, они родственники Высших эльфов, хотя как это возможно, ведь Пандора так далеко… Но вот она — здесь. Значит, есть путь сообщения между нашими планетами. И возможно, кто-то из землян таким же манером оказался на Пандоре миллионы лет назад.
Размышления Луны были прерваны, когда инопланетянка, не встретив сопротивления, совершенно бесцеремонно задрала на Луне кофту и стала щупать её грудь. Грудь была немаленькой, и возможно, Нейтири позавидовала землянке, ведь у пандорских женщин эта часть тела не отличалась величиной. Ну, вот и общемировые женские комплексы — посмеялась про себя ведьма, мягко отстраняя синюю руку. В конце концов, кто кого изучает?
Нейтири присела на пятки и с любопытством смотрела, как Луна раскрыла свой чемоданчик с инструментами и показала ей жестами, что хочет, чтобы та легла. Девушка-на’ви сначала не поняла, но потом послушно легла на листвяной пол, а Луна достала простой фонендоскоп. Приподняв балахон из простыней, она приложилась ухом к трубке и пыталась послушать сердце, вернее, два сердца. От вождения по коже холодной головкой фонендоскопа Нейтири стало щекотно, и она засмеялась, отталкивая руки Луны. От этой возни Луне тоже стало смешно, и она захохотала, специально щекоча инопланетянку. Кожа её была тёплой, бархатистой на ощупь. Нейтири широко раскрыла глаза и хватанула воздух ртом. Такие прикосновения уже не вызывали щекотку, у на’ви так дотронуться до женщины мог только её мужчина. Но Луна об этом, конечно, не знала. Она опешила от такой реакции и убрала руки. Фонендоскоп скользнул на пол, когда Нейтири поднялась. Она что-то прошептала на своём и потянулась к англичанке, заправляя выбившиеся локоны ей за уши. Улыбка на’ви сверкала в темноте, глаза загорелись зелёным, как у кошки. Луна почувствовала, что атмосфера изменилась. У неё у самой перехватило дыхание. Инопланетянка, такая большая и опасная, сейчас, казалось, замурлычет.
Луна не отдавала себе отчёта, что она делает. Она потянулась и потрогала ушки девушки. Они были очень тонкие и, наверное, чувствительные. Балахон всё ещё был задран до самой шеи, и Луна взялась за него и стащила совсем, бросив за спину инопланетянки. Та поняла намёк и легла спиной на мягкую ткань. Ведьма склонилась над ней и провела ладонями по длинному гибкому телу. Мягкая маленькая грудь, всё такое непривычное, синее, эта косичка с нейроволокнами… Она почувствовала власть над этим существом, то, как девушка доверчиво вытянулась перед ней, пьянило, и ей это нравилось. Пришелица выгнулась под её ладонями, мелко вздрагивая. Интересно, у неё уже был секс? У Луны, конечно, был, и с женщинами тоже, она подозревала, что весь волшебный мир в курсе ее бисексуализма. Похоже, анатомия пандорская и человеческая не очень-то отличается. Луна скользнула рукой по упругому бедру, нащупав жесткие волосы и вход во влагалище. Нейтири прикрыла глаза и что-то быстро-быстро зашептала. Луна улыбалась и целовала её в шею, одновременно растёгивая свою блузку. Тяжелая белая грудь высвободилась и коснулась синекожей груди пришелицы. На’ви открыла глаза и засмеялась. Её длинные пальцы стали гладить тело землянки, слегка царапая ногтями, если Луна слишком глубоко входила в неё. Один палец, два, три… Всё равно недостаточно. Жаль, здесь нет смазки, хотя так даже острее ощущения. Нейтири тихо стонала, ритмично двигаясь навстречу руке. Это совсем не было похоже на секс, который она себе представляла — быстрый, острый, бешеный. Луна всё делала неторопливо, сводя с ума своими пальцами, которые были, казалось, везде. Нейтири уже плохо понимала, что происходит, качаясь на волнах полузабытья. Наверное, она уже кончила, и не один раз, но волшебница не останавливалась, продолжая эту медленную пытку, заставляя терять остатки разума. Кажется, внутри была уже полностью вся ладонь, которая растягивала её, и эти ощущения, такие горячие, на грани боли, — она никогда не испытывала подобного. Нейтири уже не касалась её тела, только цеплялась пальцами за ветки настила и пыталась оставаться в сознании. Луна разгорячилась, глядя на мечущуюся под ней девушку, ей тоже нужно было кончить. Она нашарила брошенный фонендоскоп, раздвинула свои ноги и прямо сквозь ткань джинсов стала стимулировать себя его металлической головкой. Возбуждение было таким сильным, что она быстро почувствовала прилив крови и тянущее наслаждение, а следом пришёл сильный оргазм, горячими спазмами накрывший ее. Она навалилась телом на почти беспамятную Нейтири, пытаясь отдышаться. У неё никогда не было — так.
Постепенно в ушах перестало стучать, и Луна открыла глаза. Мокрая от пота кожа стала холодной, и она натянула блузку, чтобы скорее согреться. Инопланетянка, обнажённая, с разведёнными ногами, лежала с закрытыми глазами и мерно дышала. Луна улыбнулась про себя. Ничего себе, обследовала. Со всех сторон, так сказать. И, быстро собрав свои вещи, она ловко спустилась на землю и пошла к замку, освещая себе путь фонариком.
***

Следующим вечером оба директора сидели в кабинете. Гера с Невиллом пришли к Гремучей иве и стали махать руками, призывая инопланетянку спуститься. Она не реагировала. Как же её достать? Приманить на мясо? Но она не зверь, она человек, точнее, разумное существо. Гера ткнул палкой в нужный сук, и заколдованное дерево остановило размах ветвей. Потом хогвартский админ отлевитировал друга наверх, прямо в её гамак. Гамак опасно затрещал, он еле выдерживал вес пришелицы. Невилл зацепился за ветку, а пластичная инопланетянка мягко приземлилась на траву. И ничего себе не сломала. У неё что, кости крепче? Гера схватил её за руку и потащил на себя — Нейтири встала на четвереньки и поползла за землянином. Она молодая, и ей всё интересно, играется. Другой вопрос — а не радиоактивна ли она, после такого путешествия сквозь миры? Хоть бы счётчик Гейгера добыть… Но стоп, простая трансфигурация на уроках в школе — это же атомные превращения, значит, тут фонит, дай боже. А особенно Минерва подвержена, она же спец. Ладно, если никто лучевой болезнью не болеет, значит, безопасно, и наших малышей можно и тут держать. Но сначала с дозиметром пройти, на всякий случай. Вдруг это только чистокровные маги защищены? А маглы в опасности? И почему сразу не подумалось?

... Вот, наползалась дылда, встала. Галлеоныч плащ-невидимку оставил, чтобы по школе её провести, а куда ей его, только до половины хватит. Кто там сегодня в коридорах дежурит, Доусон или эта хиппующая гадалка? Впрочем, подошёл Нев, и они надели плащ на инопланетянку, договорившись прикрывать собой то, что оставалось внизу открытым. Потешная процессия прошла сквозь парадный вход и боязливой поступью кралась по замку. Нейтири махала руками от страха в замкнутом пространстве, но до восьмого этажа её довели без приключений. Один раз только был опасный момент с разоравшимся Пивзом и привидением Филча. Самое главное было попасть в серверную. Магия замка при открытии комнаты разрывалась между человеческим и внеземным разумом, и комната предстала перед ними кабинетом компьютерщика в лесных джунглях. Ветви так и торчали из стен, будто это был класс Флоренца. «Магонет» никогда не отключался, оставалось найти только учебник английского для малышей. Для малышей не нашли, только «Родная речь» для одиннацатилеток. Придётся азбуку в дубльдуме показывать. В нормальном, как у Трелони. Невилл согласился сходить к хипповке, а для начала прихватить хереса на кухне. Гера остался один на один с Нейтири и смотрел, как она с тоской гладит жёсткую листву тропических пальм. Чуткий хвост по-кошачьи демонстрировал настроение. Как у Иннесс. Нет, это наваждение западать на инородных существ. Сначала кенгутавр Лидия Кошель, потом кошка, теперь вот инопланетянка... Гера от греха подальше уткнулся в магловский инет в поисках русско-навийского словаря и даже что-то нашёл, как услышал плеск воды. Это Нейтири открыла крышку магосервера и хлебала воду из аквариума с мозгами.
— Ке! Нельзя, отравишься! — закричал он.
Умная пришелица слов не поняла, но среагировала на интонацию. Наверное, жажда у неё. Админ отдал ей полупустую бутыль «Пепси», потому что было ещё только пиво, а он не хотел её опьянять. Конечно, они там на Пандоре червей галлюциногенных ели для ритуалов, но для нейронной связи она нужна трезвая.
Допив сладкую воду, инопланетянка начала умываться водой из колбы. К ней подплыл малый мозг, и она с улыбкой ухватила его руками.
— Счас сожрёт! — испугался Герман, пытаясь выбраться из-за стола, заваленного чем попало.
— Эйва! — прошептала Нейтири, видимо, чуя электроимпульсы мозга. Гера застыл и видел, как она опустила туда косу, подключилась нейросенсорными волокнами к голому мозгу. Засмеялась, как от щекотки, и тут же задёргалась под током. Околомозговая жидкость вспенилась, в мутной воде засверкали искры разрядов. Главный мозг, а-ля центральный процессор, позеленел и взорвался, выплеснув не один десяток литров воды и распавшись на розовую биомассу. Инопланетянка упала без чувств.
Гера пришёл в себя от шока и, как напакостивший десятилетка, бросился затирать лужи на полу вручную, благо тряпка была. Потом только дошло наложить Эванеско. К Нейтири он даже подходить боялся. А мозги уже не вернёшь, Доусон по головке не погладит. Это нужно опять заказывать в Министерстве… А что будет, собственно, с Соболевским? Уволят или штрафанут? Хоть бы второе, жить-то негде с тройней. Батя больной, к нему нельзя, ему покоя надо.
Тут явились Невилл и Ефремов, которому начальница проела мозги.
— …дракона я вам заказал, только денег собрать надо, Катька из зарплаты выкроит, но дальше собирайте по Интернету. Есть там аватарный Ассамблеум? — Ефремов продолжал беседу с Невиллом. Тут они, наконец, увидели погром в серверной.
— Боюсь, кормить некого, Нейтири током шибануло, — глухо признался Герман.
Врач подошёл к лежащей и прильнул к её груди, ища сердце.
— Да тут их два!
— Кого?
— Сердец. И оба бьются.
— Надо вызывать уфологов? Кто её лечить будет?
— А что ежели приедет Ажажа? Мы одного идиота от экстрасенсов едва скинули, ещё второй. Ты можешь связаться с ЦУПом через Грумблера? Послать аудиописьмо на Пандору?
— Грумблер на Байконуре. А что?
— Ну, надо же исследователей искать. Они знают, что и как, как лечить, как назад отправить.
— На Пандору лететь лет шесть. И радиосигналу тоже лететь. Она не долетит в таком состоянии.
— Как-то сразу не подумал.
— Давайте через Минмагии. С Америкой, это же их придумка. Надо искать другой выход.
— Давай лучше подождём. Может, сама очнётся. А пока спрячем у Хагрида.
— А если она нетранспортабельна?
— Невилл, ты можешь наколдовать дыхательный бокс?
— Нет, это медмагия, не потяну.
— Жалко, тогда придётся её в лазарет.
— А напоить её слезой феникса? Может, поможет? — предложил Гера.
— Иди за остатками серы, мы её долевитируем, — велел Галлеоныч.
Вдруг у Геры раздался звонок, и трубка разразилась Катькиным голосом:
— Срочно иди домой, детей пора укладывать. Они мою ауру не признают!
Это была горькая правда: «котята» чуяли отца шестым чувством и на его волнения начинали капризничать. Тут и к гадалке не ходи, свои.
— Я в лазарет за смесью сбегаю и приду... — пытался отвертеться Гера. Катю видеть не хотелось совсем, как ей новости о возможном увольнении преподнесёшь? Пусть уже Минерва завтра на пятиминутке.

URL
   

иван альбус ефремов и орден сокола

главная