galleonych
кошки-кошки, всюду кошки, эти мохнатые чудовища с кожаными крыльями
...Тогда Снейп вызвал к себе в аппартаменты Соболевского, отчего декан Йераштахав испугался, что его сейчас будут кусать и сосать.
-- Боитесь? Бойтесь! -- иронизировал Северус. -- Голод преследует вампира все его посмертие. Вампиры опасны и приближаться к ним не стоит.
-- Ну а как же у нас оборотень живет? Они сырым мясом питаются... -- отнекивался программист, стоя на пороге. -- Не школа, а Дневной дозор.
Зельевар по-ефремовски широким жестом указал на жунальный столиик с уютно пахнущими чаками кофе.
-- Без сахара? -- спросил Снейп.
-- А можно мне соли и перца? Армянский рецепт, знаете ли....
-- Из столовой призови, я такую бурду не пью. А по ночам я не ем.
Соболевский тихонько вошел и уселся на краешек стула. Снейп расхохотался и снял надоевшие черные очки. Белки глаз отливали краснотой, но перед своими он ходил как есть.
-- Есть один разговор, декан.
Оно и понятно, Снейп сблизился только с директором, да и то, с момента обращения он стал реже с ним видеться, потому что все его соратники страшно пили. Глотку что ли обжигать, как кислотой? Орден бухого Сокола, бляха-муха!
Гера просыпал соль мимо чашки.
-- Я понял. Что случилось?
-- Не буду ходить вокруг да около, сразу к делу.
Ну да, а сам-то как раз наоборот, тянет!
-- Мне нужны бэкапы Ордена Феникса. Срочно.
-- Не могу ни в чем помочь. Я их спрятал в надёжном месте.
-- В Выручай-комнате? Когда она превращается в склад? -- стебался Снейп.
-- Севастьян Тихоныч, поверьте, я в ней работаю. Там серверная. И больше ни во что уже не превращается.
-- Что же, Герман Николаевич, колитесь. Где бэкапы?
-- Да на старой работе я их оставил, -- сломался Гера.
-- Так сходи и найди.
-- Не могу, мистер Снейп. Это режимное предприятие. Первый допуск секретности.
-- Тогда как же тебя из страны выпустили, не дожидаясь пяти лет? -- акцентировал Северус.
-- Указом Путина. Это мне МакГонагалл выхлопотала.
-- А туда можно пройти под обороткой прохожего?
-- Не дальше кабинета для собеседований. Лучше я своим позвоню, там остались знакомые.
-- Хорошо, звони сейчас.
-- Нет, это телефонник надо искать у нас в Хоге. Не пложу лишние контакты в списке.
-- Завтра жду в это же время.
Это был приказ.
Назавтра Гера прихватил телефонную книжку на рабочее место. Когда выдалась минутка, набрал один из номеров.
-- Люда, привет! Давно не виделись.
-- С твоей свадьбы. Как жизнь, Соболевский? Дети-то хоть есть?
-- В этом году в школу отдаём, да... я, собсна, чего звоню: у тебя в темновой комнате в шкафу два харда лежат, принеси мне оба.
-- А что же ты их при увольнении не забрал?
-- Так я их специально туда положил.
-- Квест с закладками? -- рассмеялась Люда.
-- Да, найди пожалуйста. Если тебе будет страшно ломать заклинивший шкаф, превзмогай. Это нормально. мне нужны диски. Вечером в восемь у музея Советской Армии, если найдёшь.
...И правда, Люда принесла хард. Но один и весь в пыли. Геру прошило током, обдавая жаром загривок, почему же хард один. Он же прекрасно помнил, как клал на полку оба.
-- Людаш, а второй-то где?
-- Не знаю, я только один видела. Ты точно их два спрятал?
Гера был на грани истерики. Так ненадёжно... И зачем он выбрал именно этот шкаф? Может, лучше было зайти к электрикам?.. Да что теперь говорить, он потерял бэкапы! А вдруг это не те?
Распрощавшись с бывшей сослуживицей, он пошел чистить диск от пыли. Трясущимися руками он развинтил корпус, снял "блины", и пропылесосил микропылесосом. Не с первого раза собрал и обул в кожух, то есть mobil-rec, подключил к компу. Ага, Орден Феникса. Значит, кто-то украл диск с Пожирателями. "Никак Империус наложили на кого-то из наших. Но только на кого? Ведь только я знаю, где они были и что на них записано." Гера захотел посоветоваться с мужиками, но не со Снейпом же. Галлеоныч домой ушел, а Джек и не появлялся. Хотя что Джек, он не менталист.
Соболевский записал программухи на миниатюрный CD, а хард спрятал в сумку, собираясь отвезти в Хог.
...-- Севастьян Тихоныч, я принёс, -- проблеял программист, протягивая бумажный конверт.
-- Покажешь, как распаковывать? -- Снейп.
Они уселись за ноутбук, для примера взяв Люпина. Только Северус отказался нажимать кнопку "ВОЗРОДИТЬ!".
-- Спасибо, можешь идти, я разобрался.
-- Товарищ Снейп... у меня... вопросы, -- надавил на себя Гера.
-- Что еще? -- Северус был намерен посидеть в компании ожившей души и напрягался.
-- Я опасаюсь нашесвия Пожирателей, товарищ Снейп.
-- Почему?
-- Хард пропал!
-- Что?! Как ты мог допустить такое и оставить его на проходном дворе?! Любой твой коллега мог...
--...Я ставил защиту от магглов и заклятье невидимости......Я никому не рассказывал, что находится на диске, не хотелось бы.... но меня... считали. Кто не знаю, но у меня такие подозрения.
-- Паранойя. Легилементов у нас нет, кроме меня с Джоном. Твой диск уперли и пропили, или потерли инфу, что должно быть к лучшему. А теперь ступай! -- сверкнул красными очами Снейп. Гера ретировался.

Северус отвернулся от закрытой двери. Мерлин мой, неужели он ее увидит? Он так давно не ощущал такой бури эмоций! Страх, страсть, ужас, что сделает что-то не так, восторг, что вновь сможет коснуться ее. О глубоко задышал, пытаясь успокоиться. Он же великий окклюмент, он умеет отлично справляться с собой. Во всех ситуациях он сохранет каменнное спокойствие.
Если только это не ситуация с Лили.
ЛИЛИ. Эти четыре буквы огнем горели в его подсознании, они пронизывали его сны и мечты. Он любил петь, когда был в одиночестве, и все его песни были о ней. Северус понимал, как глупо и безнадежно — любить мертвую женщину всю жизнь, гореть страстным желанием хотя бы увидеть ее. Сколько раз он мечтал умереть, рвался к смерти, подспудно надеясь, что в посмертии встретит ее. И всегда его останавливало в последний момент его обещание самому себе и Дамблдору защитить мальчишку Поттера, ради которого Лили отдала свою жизнь. и еще то, что он был уверен — рядом с его подругой наверняка будет ошиваться Поттер-старший. Дементор его побери. Даже после смерти не быть ему счастливым.
Но сегодня — совсем другое дело. Он может воскресить ее. Не только дух — тело. И без всяких лохматых поттеров. Только его Лили, только для него. и плевать он хотел на разумную осторожность и последствия.
Тонкий дрожащий палец с перстнем в виде дракона нажал кнопку "ВОЗРОДИТЬ!".
В комнате стало темнее и холоднее, будто все тепло поглотилось монитором компьютера, который засветился ярче. Излучение стало резать глаза, нарастал гул в ушах, Снейп схватил платок и прижал его к векам. Ничего не видя, он скорее почувствовал, как напряжение магической энергии в помещении достигло апогея — и сошло на нет. Снейп осторожно убрал платок, озираясь по сторонам, и как раз успел заметить, как высокий силуэт неловко соскользнул с компьютеного стола, вытащив ногу прямо из экрана потухшего монитора. Женщина бессильно сползла на пол, дрожа от холода, она была без одежды. Северус метнулся за приготовленным пледом и бережно укрыл нагую гостью. Он боялся произнести хоть слово, будто скажи он "Привет" — и она исчезнет.
Лили — несомненно, это была она — благодарно приняла плед, укутавшись по подбородок. Зельевар махнул палочкой в сторону камина, и огонь запылал сильнее. Наконец женщина подняла взгляд на него:
— Мерлинова борода, Северус. Чтоб тебя дементоры сожрали! Какого дьявола ты меня сюда притащил?!
Снейп покраснел бы, если бы не вампиризм.
— Лили, я... я хотел поговорить с тобой... Прости, что вытащил тебя оттуда, но мне это необходимо. Меня убивает вина перед тобой за твою смерть. Следить за твоим сыном — невеликая расплата за то, что я сделал... — Мужчина горько усмехнулся.
— Ты зря винишь себя в моей смерти, Северус, — сказала Лили уже спокойнее и коснулась холодными пальцами его теплой руки. — Спасибо тебе за моего сына, Северус. Ты спас ему жизнь, и не единожды. Ты отдал жизнь за него же. Я все знаю.
— А теперь смотрю, как он спивается.
Лили встала, придерживая плед руками и кусая губы. Она была такой же, как ее запомнил Северус. Теплая, яркая, пышущая энергией. ему стоило огромного труда не наброситься на нее с объятиями, не запустить пальцы в рыжие локоны.
— да, я видела. бедный мой мальчик. Я бы очень хотела увидеть его хоть издали, и еще лучше — поговорит с ним. Но я не могу. Мне и с тобой нельзя разговаривать. То, что ты сделал со мной — противоестественно, друг мой. Я мертва, мертва много лет, и я приняла это.
— Зато я — не принял. Когда я был мертв, и мы встретились там, с тобой всегда был Поттер. Мы даже поговорить не могли. А мне очень нужно поговорить, объясниться. Твоя смерть тогда была для меня самым ужасным событием в жизни, даже моя собственная смерть - ничто по сравнению с этим.
— Нет, Северус, не нужно. Поверь, я все знаю. Дамблдор, Римус, Сириус все нам рассказали. Все они считают тебя невиновным. ну ладно, Сириус не считает, - она засмеялась своим колокольчиковым смехом, так что Снейпу просто физически стало плохо от желания ее поцеловать.
— Вообще не удивлен, — прошептал он сухими губами.
— Я знаю, что ты сделал потом все, чтобы загладить вину. Не переживай больше. И я не смогу с тобой остаться, милый мой друг. Мне придется вновь умереть.
Снейп отшатнулся.
— Нет. Нет, пожалуйста, — он потянулся к ней вновь, бледные пальцы заскользили по мягкой ткани пледа, и женщина оказалась в его руках. Она не испугалась, лишь посмотрела на него с укором.
— Сев. Я не твоя, помни об этом, пожалуйста.
— Моя, ты моя, Лили. Я люблю тебя до сих пор, так, будто мы только вчера виделись. Помню каждую черточку, звук твоего голоса. Каким чудовищным козлом я был тогда, потеряв тебя, предпочтя тебя служению Лорду... Если бы не это, уверен, мы были бы вместе.
— Не знаю, Сев. Я любила Джеймса намного раньше, чем начала осознавать это. Прости, но тебя я любила и люблю только как друга.
Северус сжал ее руками так сильно, что она вскрикнула. Он потянулся к ее рту губами, но в последний момент понял, что не должен этого делать. Он всхлипнул, будто собирался заплакать. нельзя. нельзя. нельзя.
И он поцеловал ее в лоб и отпустил. Лили осталась стоят на месте, глядя на него печально и нежно.
— Северус, мой несчастный, глупый Северус.Ты вернул меня в этот мир. Покажи мне моего сына и внуков, пожалуйста. А потом убей.
— Ты растаешь через час, такова магия бэк-апов. Поторопись. Надень мои вещи. Да, это мужская одежда, но прости, другой нет.
Лили, кутаясь в плед, маленькими шажками подобралась к шкафу и придирчиво оглядела полки: голубые кальсоны до колен, рубашки с кружевными манжетами и воротничком, камзол... Без вытачек будет тесным в груди, да и нелепо смотрится без лифа ее зрелая кормившая грудь. Северус, глядя, как она перебирает гардароб, подоспел с палочкой и трансфигурировал ей свою майку. Лили оделась, накинула мантию, которая волочилась за ней по полу.
...Они трансгрессировали в Лондон, к дверям квартиры Гарри.
— Сириус говорил, что оставил ему дом на Гриммо, а это какой-то клоповник. Как он тут с женой и детьми? — хозяйственно рассуждала Лили.
Снейп позвонил в домофон и на сонное "алло?"рявкнул:
— Гарри! Хватит бухать, одевайся и спускайся.
— Мастер Снейп, я не один.
— Бляди подождут.
Чрез десяток минут Гарри спустился к подъезду, где ждал зельевар, и увидел рядом с ним незнакомую фигуру в балахоне. Вскинул палочку, напрягшись в ожидании нападения. Все-таки боевые рефлексы.
— Мне плевать, кого ты там прячешь, но сейчас мы летим на Гриммо, — настоял Северус.
— Что-то случилось с Джинни? Так она бы мне сама позвонила...
— ...Я не Пожиратель, Гарри! -- Лили откинула капюшон и тряхнула рыжими волосами.
— Мама?! — Поттер обомлел и не мог промолвить ни слова. Она была точно такой же, как в альбоме, подаренном Хагридом.
— Поттер, вы тугодум! Нам всем надо к Джинни Уизли.
Гарри все еще стоял в полном шоке. Снейп не выдержал, схватил их обоих за руки и примыкающей трансгрессией перенёс всех на Гриммо. Пока они летели, Гарри, видимо, несколько очнулся. По прибытии он сразу пошёл к двери появившегося из ниоткуда дома и постучал. Он не смотрел на Лили, ожидая, пока взлохмаченная Джинни не открыла дверь.
— Чего тебе, Гарри? — За её спиной кто-то отдаленно ворчал.
— Джинни, у нас гости. Познакомься, это моя мама, — сказал он с кривой улыбкой.
— Совсем допился? Придурок, — она хотела захлопнуть дверь, но Снейп, возникший на пороге, задержал её.
— Это не шутка.
— Здравствуйте.
Лили вышла на свет лампы, горевшей в прихожей. Волосы Джинни и матери Гарри были совершенно одинаковые, так что Снейп подумал не без ехидства про Эдипов комплекс.
— К сожалению, у нас чрезвычайно мало времени. Пустите нас в дом, — произнёс Снейп настойчиво.
Джинни, прикрывая рот ладонью, отошла вглубь дома, за ней вошли гости.
— Лили Поттер, которая сейчас перед вами, это возрожденный бэкап. Срок её жизни всего час, и прошло уже сорок минут.
— Я хотела увидеть сына — тебя, милый, и твоих деток.
Она подошла к Гарри и обняла его. Такая тонкая, ниже его ростом, она выглядела младше его на десяток лет, но тем не менее была его мамой. Гарри на секунду прижался к матери, как щенок, но почти сразу отпустил.
— Дети в спальнях на втором этаже, — деликатно подсказала Джинни. — Я отправила их спать, но, кажется, оин еще не угомонились.
Они чинно поднялись на второй этаж. Проходя мимо столовой, столкнулись с полуголым Псиной в майке и семейных трусах. Гарри почувствовал укол ревности, хотя сам гнал от себя Джин. Лили заметила, что Гарри нервничает, и взяла его за руку, чтобы успокоить. Похоже, её мальчик одинок и несчастен. Не это надеялась она увидеть. Они вошли в детскую, и дети в темноте быстро шарахнулись по кроваткам. Лили Луна, которая должна быть вообще в другой спальне, виновато обернулась к двери.
— Папа?! — воскликнул Альбус Северус.
— Профессор Снейп?! — испугалась восьмилетняя Лили Луна, уже имевшая понятие о некромантии и боящаяся только ходячих мертвецов.
— Дети, сюрприз! — праздничным голосом объявил Гарри, но глаза его были грустными. Не сговариваясь, они со Снейпом расступились.
Лили-старшая шагнула между ними, щелкнула выключателем и мелодично призвала малышей:
— Дети, поздоровайтесь с... со мной!
Дети окрыли рты. Секунду все молча смотрели на Лили-старшую.
— Папа, это наша бабушка? — девочка, кажется, узнавшая бабушку по фотографиям, попятилась, готовясь разреветься. — Как это может быть, мам? Она умерла! Это опять русские дяди придумали?
Снейп, как-то раз пытавшийся наладить отношения с трусишкой Лили-младшей, рассказал ей про Орден Сокола и некоторые его приключения, а особенно о том, как его воскрешали для борьбы с Тем-кого-уже-давно-можно-называть. Отношения наладить не получилось, стало еще хуже, теперь девочка боялась умертвия пуще прежнего. А жаль, она так походила на свою бабушку в нежном возрасте, что Снейп невольно таял при ее виде.
— Нет, профессор Соболевский и русские тут абсолютно ни при чем, — тепло улыбнулся зельевар.
Джинни металась между желанием расспросить детали и инстинктом утешить детей. Хотя Альбус Северус не боялся, но насупился и ждал объяснений.
— Дети, это действительно ваша бабушка. Не важно, откуда она взялась, но это не умертвие, не морок, не призрак. Это – Лили Эванс-Поттер, ваша покойная бабушка и свекровь, пусть и бывшая, для тебя, Джинни Поттер. И пока вы все недоверчиво на нее коситесь, тают последние минуты жизни этого ее воплощения. Вам осталось пятнадцать минут от силы. Советую спросить все ,что бы вы хотели, и наобниматься всласть, ну или как там принято у любящих семей, - закончил он, поведя рукой в воздухе с небрежением.
— Бабушка, а ты любила дедушку? – спросил тут же Альбус.
— Больше жизни. Больше его я любила только твоего папу, Гарри.
— А вот мама и папа друг друга не любят, — прямо сказал Альбус.
Джинни и Гарри покраснели. Лили улыбнулась, не глядя на них:
— Так бывает, Ал. Некоторые семьи распадаются, но мама и папа любят вас так же сильно как и раньше. Они все еще ваши родители, просто теперь они не муж и жена друг для друга.
Лили всхлипнула и подбежала к бабушке. Она уткнулась в ее странное одеяние.
— Жалко, что тебя нет у нас. И дедушки. Он, наверное, был очень хорошим.
— Просто замечательным. Мы вас видим там, на небесах, и снимся вам, стараясь поддержать в трудные моменты.
Лили Луна заплакала навзрыд, прижимаясь к жесткой ткани бабушкиного балахона. Ал подбежал успокаивать Луну, а у самого тоже глаза были на мокром месте. Гарри и Джинни посмотрели друг на друга. Джинни вытерла слезы, глядя как у бывшего мужа тоже скатилась слеза. Он подошел к матери и обнял ее. Джинни хотела поддержать его всем сердцем, но не стала. Все, все кончено, их отношения разорваны, не нужно ничего вспоминать. Она похлопала Лили Луну по плечу и улыбнулась бывшей свекрови.
Снейп стоял, глядя на часы.
— Две минуты. Попрощайтесь с бабушкой, - его голос дрожал. Поттеры-Уизли большой разноцветной кучей зарыдали с новой силой, обнимая друг друга. Наконец, они расступились. Лили-старшая посмотрела на Северуса:
— Спасибо за эти минуты, милый Северус. Я люблю тебя, друг. Живи хорошо.
Она развела руки, и он кинулся в ее объятия. Все смущённо отвернулись. Профессор плакал, уже обнимая только тень, пустое пространство. У его ног лежал старый балахон.


2011-2015гг.
Иблис не постеснылся спросить у Джабраила адрес, куда он летал выпивать магию из сына Волдеморта. Ага, Пакистан, Исламабад.По рассказу дьявола, самый престижный район с достопримечательностями. Надо бы заслать туда национальных шпионов, которые не будут отличатся внешностью от хозяев, и выследить пару Усманов, чтобы продать им говорящего мишку, с которым уже поработал Джабар и превратил его в подслушивающее и передающее устройство по интернету. Сам же он обработал игрушку инклудусным конфндусом, чтобы мишка стал любимой игрушкой.
Фатима была очень довольна, когда Фарид принес ей миниатюрную игрушку, да еще общевшуюся с миром на двух языках, английском и урду. Выражение мордочки менялось на жидкокристаллическом дисплее в зависимости от интонации говорившего с мишкой и включалась та или иная запись, чтобы реплики медведя были под стать ситуации.
-- Хабиби, это японская игрушка?
-- Да, но ты понимаешь, что мы можем оставлять его с Саифом на ночь и он ен станет беспокоить нас лишний раз?
-- Да, но я боюсь, что в без моей любви он вырастет...
--...ему и надо расти бойцом, он же не девочка. Ты его залюбила. Хочешь, мы удочерим еще ребенка, мне Саиф, а тебе дочку?
-- Нет, я люблю его одного. Он же проболел полгода своей жизни, и теперь все еще болеет. Он постоянно жалуется на болезнь, хотя еще не совсем понимает, что это. Говорит, шайтан жжет и держится за горло. Те доктора вылечили его от цианоза, но у него изжога. Его надо отвезти в институт гастроэнтерологии.
-- Ты выдумываешь. У таких маленьких детей не может быть изжоги.
-- Да что он не сьест, ему плохо.
-- Положи игрушку в детскую и сходи погуляй на площадку. Только не подавай попрошайкам и не давай им предлагать нам сладости. Мальчишки заразные.
-- Это ты инженер в крупной компании, а они родились в многодетной семье и их отцы умерли. Мне их жалко.

...Саиф рос, беседя с передатчиком, а Иблис ждал, пока у мальца сформируется хотя бы зачаток личности и разумения. Когда Фатима начала читать ему книги из мировой литературы, Иблису очень понравилось увлечение Фатимы поттерианой. Да, мерзкий гриффер растрепал всему миру свои мемуары, но из этого приходилось извлекать пользу. С мальчишкой , которого обрабатывала мамаша, будет проще договориться. Жаль, что говорить по громкоговорителю плюшевого мишки нельзя. А то можно было бы внушить ему мысли о служении идеалам Лорда. И вот, когда Саифу исполнилось пять, Иблис отважился на похищение. Это было отвественным заданием и он решил не доверять его никому из исполнителей. Головорезы могли напугать взрослых, а черти - самого мальчика. Иблис прилетел в Исламабад, снял частного "бомбилу" и поработил паренька лет восьми, торговавшего на улице чупа-чупсами
-- Иди на дескую площадку и найди синюшно-бледного мальчика. Скажи ему, что ты хочешь покатать его на метле и приведи мне его сюда. Я дам тебе десять долларов.
Конечно, за такие деньги пацан бы и так привел кого угодно, но под Империо потерпевшие теряют память. Также он окружил своего временного подельника чарами отвлечения внимания с большим радиусом действия, чтобы Саиф, ведомый за ручку, быстрее потерялся. Так и случилось. Магглянка Фатима заболталась с подружками по площадке при появлянии проклятого замарашки. Пакистанские кумушки сидели и увлеченно обсуждали, что они наденут под хиджаб для очарования своих мужей.
Когда уличный пацан передал Саифа Грегу и убежал, Гойл прижал мальчика покруепче, пока тот не понял подвоха, и трансгрессировал куда подальше. Как только они были в доме Березовского, Гойл отпустил ребенка. Саиф хлопал глазками и смотрел по сторонам, не понимая, что происходит.
—А где мама? — жалобно спросил он мужчину на урду. Гойл, конечно, ничего не понял, но в целом нетрудно догадаться. Мальчик уже начинал хлюпать носом, угрожая истерикой.
— Маааааамааааа!
На крик из кухни прибежала женщина, которую Грег специально нашел для ухода за ребенком. Все-таки мелкий еще совсем, даже переодеться толком не умеет. Женщина, старая татарка Равиля, внешне напоминала мать Саифа, и хотя ребенок упирался и орал, все-таки он дал ей взять себя на руки. Вместе они ушли наверх, где была приготовлена комната и даже кое-какие игрушки. Гойл закрыл руками уши — он ненавидел детские крики еще со школы. Хорошо, что теперь это не его проблема. Вот освоится немного пацан, тогда и познакомимся.

Пока Саиф приживался у киднеппера, последний раешил радобыть бек-апы Пожирателей. Для этого он вызвал прясягнувшую ему русскую девушку. К тому времени она еще училась в Звартноце но в интернет выходила часто, не забывая следить за новостями колдоинформатики. Через нее Гойл вскрыл сознание декана Соболесвского и прошарил, что его дети живут в Хогвартсе, но посещают два раза в неделю детскую спортивную школу на окраине Лондона. Вроде как борьбой занимаются. Хорошо бы похитить и их, только такую ораву будет проблематично и уволочь и содержать до выкупа. Да еще ведь орден Сокола просто так не сдастся, тот раз-то еле ноги унесли с Борисом АБрамычем, а вот остальные попались. Нет, похищать детей это риск. Надо думать.
...Усама был проинструктирован, выбрит, чтобы не привлекать к себе внимания шахидской бородой, и послан в клуб детского физвоспитания. В смартфоне были залиты свежие колдографии (из присланных мыслей-воспоминий!) Кати и малышей. Пока что ничего похожего на "котят" не наблюдалось.
Тут Усама увидел их и сразу узнал по фото. Дети бросались в глаза необычной внешностью, девка, которая их вела на занятия, еле справлялась с шумной ватагой. Кажется, это они. Усама пошел в их сторону, скользя по мокрой траве.
— Извините, дэвушка!
— Что вам, — недовольно обернулась Катя, все еще пытаясь растащить затеявших драку мальчишек.
— Это здесь сэкции находятся? А как пройти к трэнеру?
Катя вздохнула и отпустила руки детей, собираясь объяснять, что да где. Природная вежливость не позволяла ей послать чурку подальше, видит же, что дети хулиганят, не до него...
Только она отпустила детей, мужик резко ударил ей сжатым кулаком под дых. Катерина согнулась пополам. Вокруг никого не было, да и закричать она не смогла бы — воздуха не хватало. Она нащупывала палочку, пытаясь вытащить ее из кармана и, шатаясь, шла в сторону детей. С ужасом она увидела, что мужик сгреб растерявшихся "котят" в охапку и собирался их утащить. Палочку у него она не заметила, может, маггл?
— Остолбеней, — прохрипела она, но заклятье вышло слабым и не сработало. Мужик заржал.
И тут из дверей здания вылетел некто, похожий на огромную гору мышц. Яростно вопя, гора набросилась на мужика, который рядом с этим вновь появившимся казался мелким. Катя упала на землю, где наконец смогла крикнуть детям, чтобы они бежали внутрь здания. Дети так и сделали ,слава Мерлину. Напавший на похитителя быстро скрутил того и наконец остановился, держа за шею синеющего от удушья горе-бандита. Их спасителем оказался Крух, англичанин-тренер, у которого и занимались катины дети. Крух был полукровкой, видимо, наполовину или на четверть троллем. Многие мамашки возмущались потихоньку, что тролль допущен к их детишкам. Но дети его обожали, и он был действительно крутым тренером по самбо. К тому же брал недорого.
—Ублюдок, мля, — трубным голосом кричал Крух. Усама почти отключился. Крух заметил это и ослабил хватку.
— Вызывайте авроров, — обратился тренер к Кате. Она дрожащими руками набирала номер Министерства магии, когда внезапно Усама рванулся из лап тренера и побежал по дорожке. Катя бросила телефон и схватилась вновь за палочку, Крух побежал за беглецом. Катя судорожно пыталась прицелиться, в итоге выпустила заклятье Связывания, но таки промахнулась. Тренер упал на землю, повязанный по рукам и ногам серебристыми веревками. Усама обернулся на них со звериным оскалом и исчез за кустами ближайшего сквера.
Помятый Усама телепортировался в Нукмилон, докладывать Иблису обстановку. Сотовой связи, фейсбуку и телеграму он не доверял, а вот взломанному русскому ассамблеуму вполне себе даже. Оставить личное сообщение шефу и назад, домой, отсиживаться недели две, пока не восстановится приличествующая воину джихада внешность. Зато в Сирии искать не будут.

Гойл, прочитав сообщение, огорчился. Наверняка же теперь аврорат увяжется. Теперь только план с похищением жесткого диска. Но опять нужна эта девушка-легилемент.
Грег вновь залогинился на форуме школоты. Как он и надеялся, НатаСоло была онлайн.
— "Привет."
Молчание длилось минут пять. Наконец зажглось ответное сообщение:
— "Ну, здорово, великий и ужасный Урфин Джюс :))";)
Издевается, чертовка.
— "Как насчёт встречи? Мне нужна помощь. Ты не передумала?"
— "Я думала, это ты передумал. Забыл про меня) Ну, давай тусанем."
Они договорились о встрече в сквере в центре города, Наташа теперь наотрез отказывалась встречаться в уединенных местах. А жаль.
— Ну, чего тебе надо? У меня времени в обрез.
Гойл нахмурился.
— Мне надо ,чтобы ты кое-что для меня сделала. Сделаешь хорошо — после окончания курса беру тебя к себе в штаб. главным помощником. Это, так сказать, твое тестовое задание. Экзамен.
— Фи, я все экзамены как орешки щелкаю. Напугал.
— Вот и хорошо. Тем более тебе это будет нетрудно. Нужно вскрыть сознание вашего препода Германа Соболевского. У него где-то заныкан жесткий диск с ... очень нужной мне информацией. Он гик, поэтому в его голове полный хаос. А может, и наоборот, все систематизировано по полочкам. В любом случае, жестких дисков у него везде навалом, нужен именно тот , за который он больше всего переживает. Узнай, где он его хранит.
— У Соболевского все в идеальном порядке в сознании. Мне кажется, что однажды этот диск у него промелькнул в голове, когда он за завтраком тупил, глядя в одну точку. Он еще думал что-то типа "хоть бы инвентаризации не было".
— Наверняка, это оно. Выяснишь — напиши на форуме, встретимся еще раз. В сети ответ не писать, слишком секретно.
— А ты меня не грохнешь? После того, как я тебе тайну принесу на блюдечке. Чтоб поменьше народу знало?
— Не грохну. Мне такие люди нужны.
Грег поднял свою огромную ладонь, намереваясь погладить девушку по щеке, но на полпути передумал и похлопал ее по плечу.
— До связи.
на следующий день Грег получил сообщение о наташином успешном сеансе легилименции. В тот же вечер в сквере они вновь пересеклись. Вокргу ходил народ, парочки прогуливались под руку, такчто он и вполне сои бы за влюбленных на свидании. Ната к его приходу уже поглощала мороженое, развалясь на скамейке.
—На заводе каком-то у него этот диск. Лежит себе в шкафу на полке в кабинете. Между прочим, там этих диска даже два. Но за этот он дрожит сильнее. Название завода я не знаю, думаю, он там работал раньше. Вот так. У меня все, шеф, — она улыбнулась.
— А адрес? Мжет, вытянуть из воспоминаний, как его детишек? — настырничал Гойл.
— И что тебе это даст? Обойдешь все заводы города?
Наташка доела мороженое и выбросила в урну палочку.
— Была там баба какая-то. Наверное, коллега. Забери фотку из моей памяти.
— Давай.
Она вытянула воспоминание из головы, из которого Гойл потом сделает колдофото с изображением женщины средних лет. Сойдет для поиска, хоть фото и размытое получилось. На этом они разошлись. Проникать в завод он ее просить не стал — неопытная еще, засветится.

Гойл, вооружившись гугл-переводчиком, пошарил в LinkedIn в поисках резюме Соболевского, чтобы уточнить его послужной список. Германов Соболевских было трое и все без фото. Зачитался. Наконец искомый чувак был найден. «1999 — 2001 МГАПИ, инженер кафедры физики, 2001 — 2007 НПО "Геофизика", системный администратор, 2008 — … Школа Чародейства и волшебства "Звартноц", преподаватель информатики.» Геофизик, кстати, оказалось две: на улице Короленко и Второи Иртышском проезде. Правда, вторая, филиальная, площадка была занята разными фирмами вплоть до евангелической секты. На "дочку" полетел чертяка, способный обрабатывать большие объемы информации. А на Короленко — Гойл поелетел сам. Вставать приходилось в семь утра: помыться, позавтракать и на дежурство к проходной под разиллюзионными чарами, выслеживать бабу на фото. Черт, облетевший все рабочие помещения, доложил, что такой сотрудницы он не нашел. Оставалось надеяться, что баба не уволилась. Но через пару недель она нашлась. А она симпатичнее, чем на фото: огромные глаза на тонком лице, узкие плечи и грудь с аккуратными молочными железами и восхитительная попа, короче фигура кенгуру. Отметя вожделеющие мысли, он наложил на нее Империо и велел отправляться за диском. Она проходила полчаса и вернулась с пустыми руками. По ее сбивчивым рассказам он понял, что она не может взломать защиту на шкафу. Как бы забрать ее мысли, ведь она, небось, маггла.
— Думай про шкаф!
" Как там Ната делала?" — Гойл зафоткал ее на камеру телефона и получил видео дороги от проходной до искомого кабинета, а точнее, темного закутка без окон и с черными бархатными шторами на дверях. Значит так: связать пленницу и в подразделение под обороткой. Он без труда миновал проходную, однако значительно труднее было найти нужный подвал и кабинет. Потыкавшись, как котёнок, он наконец пришёл в нужное помещение. Немного неловко войдя на рабочее место Людмилы, он обратил на себя много внимания её коллег. Видимо, сильно припоздал.
— Доброе утро, Люська. Что, проспала? На проходной запалили?
— Нет, я в управлении проторчала.
— Это что тебе там понадобилось? — С подозрением спросила девушка-коллега.
— Что надо, — огрызнулся Грегори.
Девушка обиженно замолкла. Лазутчик покрутился в кабинете, пока понял, где находится нужный шкаф. Взяв стопку каких-то бумаг для отвлечения внимания, он направился к нему.
— Люд, ты куда полезла? — Спросил на этот раз пожилой мужик, проходя мимо открытой двери, — это же геркин шкаф, его заклинило.
— Так он у нас давно не работает. Кстати, тебя в бухгалтерию вызывали, — нашелся Гойл.
— Зачем?
— Не знаю.
Мужик смылся. Грегори отвренулся и наложил на кабинет чары отвлечения внимания и все сотрудники с утра пораньше ломанулись в чайную. Гойл повернулся к шкафу и просканировал чары. Ага, от магглов и невидимость. Первые на него не действуют, вторые с лёгкостью убираются. Эх, Соболевский, ты, наверное, и не предполагал, что за диском придёт маг.
Шкаф открылся с грохотом, обнаруживая свои пыльные внутренности. На верхней полке лежал хард, тоже пыльный и в паутине. Гойл наложил очищающее заклятие и стал запихивать его в сумочку Люды — еле влез. На всякий случай он посмотрел на средней полке, и вдруг увидел там еще один винчестер среди деталей для компьютера. Вот это уже интересно. эх, оба бы захватить. Он сунул у нему руку — и ее ошпарило, будто кипятком. дополнительные защитные заклятья? Это точно надо брать. Он кое-как снял проклятье, залечил ноющую ладонь и вытащил второй диск. оба были внешне одинаковые. Грег опробовал их уменьшить, чтобы запихать оба в сумку, но на электронное оборудование Редуцио почему-то не действовало, а заклятье расширения на сумку накладывать больно долго. В итоге пришлось выбирать, и он взял второй, который был сильнее защищен. Если что, за вторым можно вернуться. Захлопнув шкаф, он пошел на выход, размахивая сумкой как авоськой и вразвалку. Проходящие мимо мужики удивлялись, что это с Людмилой.