galleonych
кошки-кошки, всюду кошки, эти мохнатые чудовища с кожаными крыльями
А потом в отделение обратилась девушка из Воронежской области, которая жаловалась на постоянную усталость. Уже месяца три она ходила по врачам в областном центре, но те ничего не находили. Ей делали и анализы на анемию, и лечилась она от невроза, но терапия не помогала.
Бледная, с землистым цветом лица и черными полукружьями под глазами, она вплыла в кабинет колдодоктора как привидение.
-- Вот мои анализы и медицинские документы, -- протянула она заведующему заветную папку.
-- Подождите, девушка, я должен вас осмотреть незамыленным взглядом. Подозреваете порчу, я полагаю?
-- Что-то похожее.
-- Завистники на примете есть? -- в регионе были селения компактно проживающих этнических украинцев, тех ещё колдунов.
-- Да нет, наверное. Живу беднее всех, торгую автозапчастями... Если вылечите, могу привезти что угодно... Только марку назовите.
-- Нет, спасибо, я уже давно трансгрессирую. Машина даже дочери не нужна.
Девушка слабо улыбнулась. А врач продолжил:
-- Раздевайтесь по пояс и на кушетку.
Она, смущаясь нерусской внешностью медика, залилась краской. Неловко стянула кофточку, оставив лиф и украшения. Иван Львович покраснел тоже и плотнее запахнул халат, скрывая мужеские пикантности. Всё-таки он редко смотрел терапевтических, но после фиаско Быковой решил не рисковать. Измерил давление -- 90/60, темпдратуру -- 35.5°С, вручную пересчитал пульс -130 ударов в секунду... Приложил ко лбу плёнку Кирлиана -- едва различимая аура как у сквиба. Зыркнул и поднялся:
-- И барахло это тоже долой! -- шутливо ткнул пальцем.
Он перкутировал и прослушал серце, пропальпировал живот. Пара вопросов про менезис и выбросы магии и паззл сложился.
-- Одевайтесь. Мы вас госпитализируем с предварительным диагнозом "магическое истощение".
-- Хорошо, только мне нужно за вещами к подруге...
-- Никаких перегрузок. Звоните, пусть привозит. Срочно на пост медиковедьмы с паспортом. Вот у меня был один случай, так больной в реанимацию угодил, еле спасли, -- припомнил Иван Львович, возвращая папку. Это ещё пригодится. А пока надо магию готовить для переливния.
*
Больная Нефёдова на поправку не шла, сколько бы "кристаллов" ей ни ставили. Она только жаловалась на тяжесть, давившую ей на темечко и отказывалась мыть голову. Медиковедьма-санитарка ругалась, что она скоро обовшивеет и заразит других пациентов. Наконец она взяла железный гребешок и подступилась к Нефёдовой в санитарной комнате, в которой та втихую покуривала. Пытаясь расчесать патлы и рассмотреть гипотетических гнид на коже, она наткнулась на мягкое, но невидимое препятствие, как будто на голове кто-то сидел. Закрыв глаза, медиковедьма вцепилась в жирного невидимку, но, оторвав, уронила со склизким шлепком об кафель. Открыв глаза, она никого не увидела и вскоре забыла об этом и дежурным сёстрам не доложила. Разве что отметила, уходя, что вчерашняя дура пробирается в душевую. Может, глюки от усталости?
На её место заступил 14тилетний Илья, которого сняли на день дежурства с общеобразовательных предметов. Ему, наказанному за школьные шалости, прддстояло вымыть всё отделение санитарным зельем без всякой магии.
Нефёдова расцвела после той ночи и через неделю выписалась довольная. А вот у Ильи пошла из рук вон плохо учёба по чарам и трансфигурации. Молодой преподаватель чар Кенни Хэмилл пожаловался директору, что ученик с каждым днём колдует всё хуже, и ничего не смог показать на консультации перед экзаменами, хотя раньше он был лучшим на курсе. Хотя он был относительным живчиком.
-- Может, возрастное? Бабы не дают или наркота? -- предполагал Кен. -- Хотя я его отвёл к школьному психологу, он в несознанке.
Школьным психологом в своё время стал грамотно натасканный Лунёв, но те, кто прознавали про их прошлую дружбу с директором уходили в "упячку". Также среди знающих оказался и этот парнишка. Пришлось вызвать на ковёр для легилеменции. Однако ничего запретного в его мыслях не оказалось, к тому же он никаких ментальных блоков не держал. Сил не было.
-- Так, Илюха, плёнку на лоб, и вперёд! -- велел директор. Потом они вдвоём разглядели её и закрался вопрос: -- Пациенток взроскых поёбываешь?
-- Каких ещё пациенток? -- убито поинтересовался студент Хезгетина, начёсывая темя.
-- А вот Нефёдову например! Она вылечилась, ты заболел... Подозреваю половой путь передачи истощения.
-- Да не ебал я её! -- вскрикнул парень, вырывая из волос какой-то комок и сбросив куда придётся. Ефремов, обладающий реакцией борца, заметил тень, подползающую к ногам, и ударил по ней Ступефаем. Неведомая херня проглотила три луча, пока её не параллизовало. Директор извлёк херню чарами левитации, и выволок на свет божий. При ближайшем рассмотрении это оказался слизень ростом с карликового кролика. Ах, вот оно что. А ведь по санитарной зоне ползал ещё! Паразит, значит. Вызвать Севу и выслать бригаду с санэпидстанции Министерства. Да, в Лиски*, к Нефёдовой! Облазить всё и уничтожить всю популяцию. И Геру к бабушке не отпускать, она у него там же.
Ефремов заколдовал слизняка в Стазис и оставил в целлофановом пакете на столе. Снейп же изъявил желание вскрыть неопознанного пожирателя магии прямо в кабинете или, на худой конец, в его личных комнатах.
-- Да ну тебя, Сева, заразишься ещё!
-- Не, я вампир, не забывай этого.
-- Тогда слетай на волшебную СЭС, пришлёшь отчёт в виде воспоминаний и видео. Осторожно, он присасывается к Сахасраре.*
_____

* Лиски -- ближайший населенный пункт к Острогржку
*сахасранра - верхняя чакра ауры человека, находится на макушке.
_____
...Северуса не хотели пускать в лабораторию, но он мелко прошантажировал начальника разгласить его делишки с откатами, так что, облачив колдуна в костюм вроде химзащиты, его препроводили в секционную. Сначала слизня хотели разморозить, но он предупредил магов о его коварности. Скизня измерили, взвесили, сфотографировали, потом взяли образец слизи в чашку Петри, а потом только разрезали ланцетом. В брюхе все кишки оказались забиты мелкими, но вполне сформировавшимися "кристаллами", которые паразит готов был благополучно высрать. А есть ли в этих капсулах личинки, интересно? Магией вскрыли капсулу -- в воздухе запахло озоном, что было слышно даже сквозь респиратор. Снейп обнажил голову и постоял в потоке: белый спектр, глядишь, нужные частоты впитаются и не нужно будет ехать пить кровь.
-- Личинок нет, -- заверила девушка за электронным микроскопом. -- И аппарат накрылся.
-- Мы как на станции переливания, чинитесь. Капсулы оставить целыми, они чисты, но не раздеваться, -- предупредил Северус и ушёл переодеваться. -- Это мне можно больше.
У начальника СЭС он испросил доступ в интернет и отзвонился в Отделение. Юджин Гэлакси тоже принял участие в разговоре.
-- Снаряжайте экспедицию. Я понял, слизня надо искать под дезилльминационными чарами на головах. Проверьте школы, больницы... Болеют только маги, так что запаситесь плёнками, -- велел врач. -- Истощаются до состояния сквибов. Готовьте магию для переливания. Паразитов жечь адским огнём. Тяжёлых в Москву, будем лечить в дневном стационаре.
-- А почему не на ЛПУ области? -- бурчал начальник.
-- Лекарство редкое. Поставляют только мне.
-- Вы, Северус?
-- Нет, Юджин. Это наш поставщик сырья. -- Отрезал Снейп.
-- И посылаем магов с уровнем от 60-70% Мерлина,
-- Да где таких сыщешь? У нас все пятидесятые! -- разорялся Гэлакси.
-- Хорошо, но обязательно включите нашу шестидесятницу, которая на эпидемиолога учится, -- встрял Еф.
-- Первокурсницу? У нее еще общеобразовательные предметы идут, какой из нее еще эпидемиолог?
-- Нам нужна сильная колдунья, которая не поддастся лучам обливиейта от этого паразита. Вот моя санитарочка его упустила, а мы с Севой заметили.
-- Да вы семидесятники оба. Хотя Северуса я знаю давно, а вот насчет вас всегда сомневался. Думал, пятидесятник как Грейнджер-Уизли. Вы больше решатель, судя по Доброгосту.
-- Могу прилететь и паспорт показать! -- обиделся директор Звартноца.
-- Вот Дамблдор был человечище! 80%, плюс у 5% от Старшей палочки. И Волди ему под стать, тоже восьмиесятник, на глаз видно.
-- Мерлин, кстати, воообще жил наоборот, как все контрамоты. Во времена короля Артура был старцем, а во времена Основателей пришел в Хог !7летним, -- попытался разрядить обстановку Снейп.
-- ...и умер от оргазма, -- потеплел Иван Львович, озаяряясь жеребячьей улыбкой.


После похорон детей Ефремов не смягчился. Каждый раз, когда видел Чашку, аж краснел от злости и сжимал губы. Она ждала, что он отойдет, как всегда, но видимо такая оплошность сильно его задела. Её и саму по ночам кошмары мучили, засыпала с успокоительными.
Однажды она встретила его в коридоре одного и хотела поговорить, но он только отмахнулся : — Я занят, Лена.
— Чем? Я хочу поговорить...
— Лечением людей! В отличие от некоторых.
Он развернулся и ушёл. Лена всхлипнула, подошла к окну и разревелась. Вытирая слезы рукавом халата, когда прошла истерика, она подумала — а не пошёл бы ты к черту, Вано. С того момента они не разговаривали.
Однажды в среду под вечер Елена спокойно принимала посетителей. Внезапно без очереди ворвался какой-то мужчина:
— Я к Елене Аркадьевне!
Женщина недоуменно взглянула на ворвавшегося сквозь очки. Да это же Джек! Ничего себе.
— Здравствуй, Лен. У меня просьба – помоги, а? Надо больничный срочно, а в школе только педиатр…
Сначала она хотела выгнать ефремовского дружка, но потом передумала. Все-таки он неплохой мужик, а Иван не при чем…
Хмм, мужик и правда неплохой. Видный такой – еще фору Ефремову даст.
— Проходите, Евгений.
— Чего ты, Лен, Евгением обзываешься? Жека я.
— Хорошо. Раздевайтесь. Что там у вас?
— Да вот – подхватил какую-то ерунду от учеников. Лимфоузлы разнесло под скулами – голову не повернуть, не поесть нормально.
Чашка мягко улыбнулась и пощупала узлы – увеличены, но совсем немного. «Скорее всего, банальная ОРВИ», — подумала врач.
Руки у нее были прохладные и очень нежные – как у всех женщин-врачей… Ну, не у всех – у красивых только. Жека чуть не замурлыкал.
— Ну, припухшие, да.
Елена Аркадьевна посмотрела на него томным взглядом. Джек вытянулся по струнке, сразу почуяв, что женщина кокетничает.
— Так что ты думаешь?
— Покажи горло.
Она осмотрела горло (даже не красное) и приказала:
— Раздевайся совсем.
— К-как совсем? – опешил Жека, но уже начал расстегивать ремень.
— А ты как думал? Уж если лимфоузлы смотреть, то везде – и подмышечные, и паховые… — с этими словами Елена сдернула с растерявшегося Джека белье.
Так он и предстал перед сидящей женщиной – в расстегнутой рубашке и без трусов. Елена улыбнулась, а Джек быстренько наколдовал Коллопортус. Кажется, намечается что-то интересное.
— Ничего страшного, при твоем богатырском здоровье поправишься очень быстро, - почти прошептала Чашка.
— Я тоже надеюсь, особенно, если ты поможешь.
Она так соскучилась по мужчине, что готова была на Джека напасть. Полуприкрыв глаза, Лена почувствовала, как он поднял ее со стула и стал целовать. Уже почти растаяв в неге, она подумала об Иване – вот это удар будет для него! Ну и поделом этому скотине бесчувственному.


Иван Львович, посоветовавшись со Снейпом и другими преподавателями и снесшись с Шойгу, который от описания магического паразита впал в ярость, вынес решение – организовать санитарную экспедицию в глубинку России с целью найти и обезвредить. Если еще таких паразитов найдут – уничтожить, но главная цель – отыскать создателя. Русские ученые-маги в один голос твердили ,что такой гадости отродясь не водилось в наших краях. Видимо, гибрид крупного слизняка с генами дементора или еще какого неизвестного гада.
Кроме него, вызвались восемь 50%-ных магов санитарных врачей из Лондона, которые и отирались на московской волшебной эпидемиологической станции, а также взяли в качестве стажерки и завхоза юную, но перспективную первокурсницу медуниверситета. Девушку звали Нина Котова, и она была 60%-ным магом. Экспедиция получилась международная. Еф и Снейп не смог сами поехать – в Звартноце как раз была пора экзаменов, но врач организовал финансирование экспедиции и набросал им план действий.
Стояла июньская жара, в Воронежской области пекло нещадно. Маги обрядились в камуфляжку и черные очки с пробковыми шлемами. Насчет места происхождения слизняка велись споры. Зараженные приехали из Воронежской области, однако это еще не доказательство. Тут биологи подсказали, что в Воронеже на Отроженском мосту через реку Воронеж еще с сперестроечных времен водятся слизни-мутанты. Огромных размеров твари периодически выползают на берег, пытаясь откусить кусок от зазевавшихся отдыхающих. Возможно, эти слизни послужили для выведения паразита. Однако, где именно искать создателей – в самом Воронеже? Слишком на виду. Может быть, в области? Было решено начать объезд всех поселков и сел, где живут колдуны, спрашивать, вызнавать и постепенно сужать поиски.
Так как англичане не знали местности и не могли трансгрессировать, в область они полетели на самолете. Все припасали набитые рюкзачки, и одна Нина рискнула преломить с ними каравай и тушку печеной курицы. Видимо, она не могла есть из-за запаха дезинфекции, хотя уже отучилась год в мед и видела, как студенты гложат яблоки над вскрытым трупом.
— В городе еще куплю. А вы ешьте.
— Хогвартс-экспресс на лету! И девушка с тележкой. — сьязвил маг по имени Реджинальд, но от угощения не отказался. Всетут же запустили лапы в пакет, и растащили тушку на кусочки. Колдуны же летели первый раз и от нервов проголодались. На запахи им было плевать, они пивали воду из болот, очищенную таблеткой «сухого зелья».
— А ты что такая брезгливая у нас? — третировал ее Реджи.
— А вы над облаками летать боитесь! — хихикнула она, собирая кости в пакет.
— Да мы и на метлах выше облаков поднимались. А на поезде целую ночь терять. Долго.
— А в Звартноц я тоже на самолете прилетела. Зато теперь во втором меде учусь.
— А, в общаге значит живешь?! — плотоядно осклабился Реджи.
— Отчего же, мне не лень трансгрессировать два раза в сутки... Эй, вы что, мне завидуете тут все, что у меня уровень магии больше?
— Зато на нашей стороне опыт. Мы такое вылавливали, что тебе и не снилось. А учишься ты на маггловского врача, всей тонкости магических зараз ты не узнаешь, а школьное забудешь через пару лет.
— Я медфакультет окончила, с красным дипломом.
Матерый эпидемиолог замолчал на весь оставшийся путь. Весь рейс у них занял около часа.Подчиниться соплюхе, которая по словам начальства защитит от гипноза какого-то слизняка? Или съездить, освоив командировочные и ничего не найти?

В Воронеже они догнались винцом и покатили на метлах на нскую СЭС. Переговорили с начальством и получили минивэн для поездки по области с провожатым водителем. Оставили самого молодого мага лопатить инфу о заболевших в райцентре, а сами уехали в Лиски. По дороге у Нины зазвонил телефон и бодрый голос ее бывшего педагога вопросил:
— Доехали? Нолан отзвонился с Воронежа, сидит. В Журавку не езжайте, там маггловское поселение, москали одни. Болеют малоросские города и деревни. Бабушку Соболевского навестите, очень просил. Колдунья она у него, ей 87. Слизня она не переживет. Если по ходу додумаетесь, чем с ним бороться, кроме огня, обработайте ее семью.
— Адрес дадите? — кротко переспросила Нина, робея перед грозным амянороссиянином.
— Пиши: город Калач, улица... — надиктовал адрес и телефон. — Зовут Клавдия Алексеевна. Она старшая по подъезду, ее все там знают.
— Ну вот, теперь в еще у неведомой карги застрянем! — бурчал Редж. — А все из-за этого врачилы. Ишь, Дамблдор какой выискался.
— Не трожьте Ивана Львовича! Он хороший! — зарделась Нина.
— Да ты никак в него влюблена!
— Он умный администратор и сильный маг! — зачастила Котова, и перевела тему. — Кстати, почему же до сих пор магию в процентах меряют, хотя уже лет сто пятьдесят мидихлорианы открыты?
— Вот, заучка, и не знаешь. Сразу видно, магглокровка, — торжествовал Реджи.
— Между прочим, английская шляпа-сортировщица принадлежала самому Мерлину. — сообщил Джозеф. — Она надевается на третий глаз и мерит силу. Раньше она сообщала, сколько силы от ее хозяина в конкретном подростке. А когда изобрели фотографию, перешли на пленки для ауры.
— Но ведь это тоже полтора столетия?
— Анализ крови надо считать в молях на миллилитр. В алхимлаборатории. А пленку приложил и все.
— А образец?
— Шляпа. Она хранит магию хозяина.
— Так значит русская шляпа мерит в Дамблдорах?
— Нет, в Мерлинах. Там зашита самоочищающаяся пленка Кирлиана.

Водитель РАФика погнал по дороге, следуя автобусным маршрутом и через два с половиной часа маги были уже в Лисках. Наверное, надо было поездить вообще по области, но они проследовали в центр первоначального заражения. Масловку они миновали, так как Ефремов надиктовал им по мобильной рации, что там живут простецы и вообще мистер Соболевский ругается на особо отличившихся магглов "Пиздюк ты масловский!". По месту прибытия же маги купили свежей водички, представились санитарными врачами и узнали от ларечницы, что в поездах на ветке Лиски -- Острогрожск пропадают продукты в вагонах ресторанах, будто их кто-то жрет, но они не видели ни разу таинственного вредителя. А еще там болеют некоторые пассажиры, особенно малоросского происхождения. Вот она сама так заболела, так заболела, что хоть в Воронеж на обследование ложись, но она не выдержит поездки.
Нина сразу предложила осмотреть женщину на предмет паразитов, и под совковой шапочкой продавца тут же обнаружился небольшой пока экземпляр. Она попробовала вырвать его, но сил не хватало. Реджинальд нехотя помог, и вдвоем они вырвали невидимку. Редж наложил чары проявления, и женщина увидела то, что её мучило. От зрелища она упала в обморок, и врачи перенесли её на диванчик в задней комнате магазинчика. Слизню вспороли живот и вынули кристаллы магии, омыли водой из палочек. Когда продавлица пробудилась, ей велели затолкать собственную энергию в анус или вагину, чтобы соблюсти полярность чакры. Дальше маги отправились на вокзал, шерстить вагоны. Им пришлось купить билеты до Острогоржска, уменьшить минивэн и затолкать его в багажный отсек. Маггл водила поужасался способности пассажиров и выдал:
-- Я тоже так хочу! У меня своя машина есть, хочу ее в дому держать! И гараж не нужен...
-- Молчи, Михалыдж! Лучше сходи узнай, кто там болен в поезде, -- отзвался Редж.
В поезде оказалась больна проводница. Видимо, подхватила от пассажира. Женщина была худой до анорексии, говорит, аппетита нет в последнее время. Они с Ниной закрылись в купе проводников, чтоб народ не пугать, и вскоре у врачей был ещё один образец слизня. Редж настаивал обследовать вагон ресторан, куда они и направились. Хорошо, стоянка поезда была долгой. Там англичанин в первую очередь накупил снеков и бутербродов — понятно, почему так рвался. Поедая сосиску в тесте, он выслушивал жалобы шеф-повара о том, что чаще всего пропадает сырое мясо и курятина. Они всем скопом прошли в отсек хранения продуктов, где с помощью заклятья обнаружилось аж три маленьких паразита и один большой. Шеф очень благодарил экспедицию и надавал им с собой халявного пива. Редж обрадовался и был в приподнятом настроении — до тех пор, пока не отпил "Клинского". Скривился и молча выбросил бутылку в урну, начиная отчаянно скучать по английским пабам.
В Острогоржск они попали через час после отправления, но едва не уехали белгородскую область. Хорошо бы тушки паразитов сохранить. К сожалению, в Воронеж не отлевитируешь. Надо посылать гонца, чтобы он трансгрессировал на базу и обратно.
— Нолан, жди Джозефа, он сейчас образцы везет! — звонил Реджи. — Заморозь их и в Москву.
— И далеко ли в Москве?
— Метро «Бабушкинская».
— Я там не был.
— На метро скатаешься, не облезнешь. Мы тут сняли с поезда ведьму, тяжелая пациентка. Госпитализируем в Москву, как велено.
Проводница, снятая с поезда, беспокоилась о пассажирах и постельном белье, но ее уговаривала Нина:
— Вы ж в Москве будете лечиться...
— У меня полиса с собой нет и денег мало!
— Нельзя вас оставлять, эпидемия! Денег вам переведут, если что. Хотя это Министерство Магии финансирует. Отделение хорошее, волшебное...
— А небось три тыщи в сутки поболеть?
— Вы только редкие лекарства будете оплачивать, если что. Я кажется догадываюсь, чем вас лечить будут. Я там сестринскую практику проходила.
— Ну смотри, девочка. Я потом тебя найду и компенсацию отсужу, если что не так.
...Осмотрев все составы, группа стала решать, куда двигаться дальше. По плану они собирались ездить в поездах и электричках по области, но железная дорога проходила далеко от многих сел, в которые нужно было попасть. Стояла сушь, дул горячий степной суховей, грунтовые дороги были твердыми как асфальт. Они благополучно увеличили рафик и снова погрузились в него. Выехали ранним утром, еще по прохладе. Перелески блестели от росы, в рощах надрывались зяблики и синицы. Выехав из Острогожска, поехали на юг по проселочной дороге. В открытые окна летели слепни и комары, а на зубах хрустела пыль. Нина, городская жительница, старалась не подавать виду, что боится насекомых. По дороге заехали в Коломыцево. По их сведениям, в деревне магов не было, но им надо было набрать воды и позавтракать. Нина накрыла на расстеленном пледе, отмахиваясь от слепней, пока Редж не сжалился над ней и не наколдовал приманку для насекомых, спрятав в кустах метрах в ста от стоянки
— Главное, потом забрать не забывайте.
— Спасибо, — покраснела девушка. Она робела перед англичанином с его раздражительным нравом.
После перекуса поехали через Пухово без остановки на Гнилое. Гнилое было старинным селом, рядом с которым всегда было вдоволь родников и ключей, из-за чего некоторые места стояли заболоченными и звались гниловищами. Среди гниловцев было достаточно магов, причём довольно сильных. Даже вокруг села они навели защитные чары от недобрых людей, болезней людских и скотины. Однако чары не спасли от паразитов — сельский фельдшер сбивался с ног, четверть населения лежало в лежку.
Быстро осмотрев болеющих (некоторые были в тяжелом состоянии), врачи отчитали фельдшера, что не доложил об эпидемии. На что он ответил, что маггловские врачи болезней у них не находят, а с волшебными хворями он не знает, куда обращаться. Реджинальд, предъявив документы коллеге, заявил:
— Всех в Москву. Пусть Ефремов думает, чем лечить.
— В яку таку Москву? Вон, в вашу "скорую" они не поместятся, вертолет трэба, — разорялся фельдшер.
— Мы свои, маги, наколдуем сейчас...
— А гадов чем изводить будете? Я их снимаю, жгу, а они новые прыповзают! А кого сжечь не успел, обратно повзут! Никак личинки откладывать.
— В какую сторону ползут? — высунула нас практикантка. — Может, нам к ним в логово съездить?
— Та ты що, дивчина! Йиздив я вже, такого жаху натерпевся!
— ??? — две пары удивленных глаз уставились на крестящегося фельдшера, в чьем голосе сквозил ужас.
— Тай страшно же там! Они за меловые валуны заповзают, а там смерть!
Больше ничего они от него не добились. Отправив Джозефа трансгрессировать больных в Москву, колдомедики двинулись за экспериментальным образцом слизня, которого отпустили на свободу. Нина, видевшая его под дезиллюминационными чарами, заняла место штурмана на пассажирском сиденьи рядом с водителем. Слизень полз со скоростью хорошей собаки, но на дороге (вот оно, южное направление летом!) были пробки, и машина отставала. Михалыч даже свернул в кювет и поехал по обочине. Едва не задавив ползучего провожатого, они забрались в полную глушь, на хутор Мастище и увидели пресловутые валуны. На пригорке, с которого открывался шикарный вид на степь и перелески. Меловые валуны складывались в замысловатый древний лабиринт, от которого несло чистой природной магией. Место силы.
— Да это же русский Стоунхендж! — обрадовался Реджинальд. — Я знаю, какими барьерами он окружен и как их снять.
Там стоял барьер не только от магглов, но и от стихийных необученных магов — таких, как фельдшер. Неудивительно, что он впал в панику. Пока он снимал барьеры, Нина погналась в сердце лабиринта за слизнем. Редж кинулся за девушкой, опасаясь, как бы дуреха не поломала ноги на камнях или не стала жертвой паразита. Но девушка как обезьянка прыгала между камней, её аура аж светилась, подпитываемая энергией лабиринта. Вскоре она вернулась и рапортовала, что слизень забрался во мшистый овраг под корягу и отложил полноценные «кристаллы» размером с глазированый сырок.
— Я их на станцию переливания отвезу!
— Нет, ищите остальные кладки и собирайте магию. Будем переливать тут. Слизней потрошить и жечь адским огнем.
Сантарные врачи, вооруженные ланцетами, разбрелись по местности, обследуя каждую корягу. Вот оно, место зарождения заразы. И сюда же они возвращаются на своебразный «нерест», повинуясь чутью геомагнитных силовых линий. Некоторое время тишину нарушал лишь шорох ботинок по камням и траве да тихая матерщина мужиков, гоняющихся за мерзкими тварями. Когда количество уничтоженных подходило к сотне, Нина, расправившись с особенно крупным экземпляром, подняла глаза, утирая пот со лба. Вокруг лабиринта в жарком мареве не было ни души. Деревенька была довольно далеко. Только почему-то у Нины возникло четкое ощущение ,что за ними наблюдают. Может быть, в рощице неполадку кто затаился? Она подошла к Реджу и нерешительно потянула его за рукав.
— Редж, мне кажется, мы тут не одни.
— Конечно, не одни, тут толпа врачей, дурочка, — шепнул он в ответ, немного прибалдев от жары, усталости и вида Нины в одной легкой майке и шортах. Ее слова прозвучали двусмысленно, но она поняла это только что и зарделась.
— Да нет, в смысле, за нами набюдает кто-то снаружи лабиринта.
Реджинальд моментально подобрался и зорко взглянул в направлении рощи. Вроде никого. Но теперь это ощущение накрыло и его тоже.
— Я подумала, а что если тот, кто создал этих слизней, — тоже здесь? Ведь раньше таких не водилось в округе.
— Думаешь, незаконная магоселекция? Я тоже об этом размышлял, — так же шепотом произнес англичанин, потирая коротко стриженную шевелюру.
Они молча смотрели на рощу и окрестности. Нина присматривалась, пытаясь проникнуть взором сквозь магические чары невидимости, если вдруг они тут были. расслабить взгляд, пока очертания не станут размытыми, ни о чем не думать...
— Вот оно! Дом, там дом, — взбудоражено зашептала она Реджу на ухо.
— Да где?!
— Там, прямо на краю рощи! Особняк! Красивый, огромный, как его можно тут спрятать? да присмотрись же!
Но вместо того, чтобы проникать сквозь чары взглядом, Редж, попятился вглубь лабиринта, увлекая за собой Ниночку. Они добрались до остальных, шепотом оповестив их о наблюдателях. Врачи собрались вместе, стараясь не показывать паники, чтобы не дать повода нападению. Они встали в середине лабиринта, прям в точке выхода магии, и в разноцветных ее сполохах дом во французском стиле стал прекрасно виден каждому.
— Что будем делать? Пойдем знакомиться? — спросил один из врачей.
— С ума сошел? Мы врачи, а не отд авроров. Нина, напиши быстро Ефремову, что здесь охрана. Пусть высылают подмогу, и координаты скинь.
Ниночка начала строчить сообщение в телефоне, но связь была из ряда вон отвратительная, и сообщение не хотело отправляться. Она подняла руку выше, пытаясь поймать связь. В этот момент что-то произошло.
Воздух рассекла синяя вспышка со стороны дома. Девушку полоснуло огнем по лицу и шее, телефон выпал, и она опрокинулась прямо на руки Реджу.
— Нина!
Врачи в шоке смотрели на нее, когда со стороны дома полетели новые заклятья, и все пригнулись, свалившись между камней.
— Твою мать, атакуют.
— Я в порядке ,в порядке, — кричала Нина, вырываясь из рук Реджинальда. Он отпустил ее, осмотрев лицо - на коже горел ожог, но вроде ничего страшного.
— Вот сволочи!
— Сообщение не отправляется, — прошептала Нина, подобрав телефон.
— Сейчас я попробую со спутникового, — прошептал сзади Алек.
Воцарилась тишина, даже поющая до этого неунывающая овсянка замолчала. Редж дал команду двигаться в сторону машины ползком. Нина, несмотря на боль, поползла на ним. Обогнув камни и высокую траву, они попадали на открытое пространство метрах в тридцати от стоящего рафика. Можно было попытаться трансгрессировать, но Редж подозревал, что здесь барьеры, и их может разорвать, к тому же Нина не сможет в таком состоянии... Придется бежать до машины. Он встал и побежал, прикрывая Нину, сжимая палочку в руке и не сводя глаз с особняка. Из особняка выскочила фигура в балахоне, и пара мохнатых тел с рогами на голове. Все они побежали вслед за колдомедиками.
— Вы моих слизней выпотрошили! - завизжала фигура девичьим голосом. — А ну отдавайте энергию сюда!
— Демоны! — прошептал Редж, разглядев рогатых. Нина жалась к начальнику экспедиции.
Они короткими перебежками двигались назад, к РАФику. Только один из чертей щелкнул пальцами, мир померк и движения эпидемиологов замедлились. На местность среди безоблачного и жаркого дня вдруг опустился молочный туман. Колдомедики стягивались к середине воронки тумана, но тут из дома выбежал бородатый чувак в арафатке. В руках у него был пистолет и он хаотично палил в туман. Алека ранило, остальные успели закрыться щитами. Бородач убрал огнестрел и вытащил нож. Девица в балахоне проворно подскочила к Нине и схватила её за руку, выламывая в борцовом приеме. Секунда — и девица держала Котову с палочкой у горла.
— Ну, давайте меняться: вы мне магию, я вам сучку.
Бородач встал рядом, упираясь ножом в бок.
Врачи, не рискуя гневить ведьму и террориста, побросали пакеты с надписями "Пятёрочка", "Билла" и "Дикси" к ногам злодейки и подняли руки, но та не торопилась отпускать практикантку. В доме послышался далёкий шум и на место свалки выскочил молодой мужчина лет тридцати славянской внешности. За ним гнались ещё два бородача, но с палочками. Тёмная колдунья развернулась к ним лицом и взвизгнула:
— Хватайте пакеты и уходим!
Нина закричала от боли — нож террориста полоснул по боку. Мужчина славянин бросился на визгливую ведьму и сбил её с ног вместе с заложницей. Врачи, пользуясь неразберихой, бросились вперёд со Ступефаями, один наколдовал Экспеллиармус и стал обладателем роскошного кинжала. Тёмная ведьма хрипела под тяжестью двух человек и не могла колдовать ни вербально, ни жестово. Мужчина вырвал палочку у неё из рук и бросил её палочку врачам. Черти же продолжали поддерживать повышенную гравитацию и туман, усиливая неразбериху. Эпидемиологи, перебрасываясь заклятьями с мусульманами, помогли подняться внезапному союзнику и Нине — злодейку поднял бородач в арафатке. Как только стало ясно что врачи побеждают, противники ретировались в дом. Черти испарились с хлопком трансгрессии, два противоборствующих лагеря разошлись. Колдомедики, ошалевшие от нападения, приходили в себя возле машины.
Начальник экспедиции поручкался с внезапным спасителем.
— Реджинальд Тьюлис.
— Можно просто Валера, — устало откликнулся герой.
На свету врач разглядел щетинистое лицо в ссадинах и кровоподтёках и велел:
— Итан, настойку бадьяна всем!
Алек сидел и выковыривал из простреленной руки пулю.
— Акцио пуля!
— Давай я? И ты не левша, левой рукой не наколдуешь!
Реджинальд призвал девять грамм свинца и закапал в раневой канал зелье, нашептал кровоостанавливающее заклинание и перевязал волшебным бинтом. Ещё он вколол обоим раненым коагулянт дицинон из аптечки, чего там дальше ждать.
— Всё, в Москву!
Пакеты с магическими кристаллами погрузили в салон, Нина сжимала их как драгоценность. На этом экспедицию завершили, со свистом шин развернувшись на грунтовке и рванув от лабиринта в столбе пыли.
— Нам в Калач еще надо, меня Ефремов отдельно просил к бабушке Соболевского заехать!
— Куда тебе, ты ранена, Алек ранен, Валера в заложниках побывал... Ты что, бывшего директора боишься?
— Он меня в институт рекомендовал, следит как отец. Не хочу подводить.
— До Калача пять часов, выдержите? — не к месту буркнул Михалыч.
— Может, ты в в него влюблена? — Редж не уточнил, в Геру или Ивана Львовича.
Нина промолчала.
Валера просил сделать остановку в степи, надергать полыни для противослизневого зелья. Водила уговаривал:
— Вот в Калаче и нарвешь. Или у ведьмы попросишь, она ж ведьма, вот пусть травками и ведает.
Но Реджинальд уговорил его делать остановки каждый час, чтобы проверить состояние раненых и дать им зелий. К вечеру они стояли на искомой улице и названивали старушке с мобильника на мобильник, пока она не ответила.
— ...Я от Германа Николаевича, выпускница его, — чуть не плакала Нина.
— Да, совсем большой внучек стал, преподает, — морочила голову ведунья. — А уж как он сам учился, с бронхитом на лекции ходил. Совсем здоровье подорвал. Ему бы ко мне, погреться на солнышке.
— Откройте уже, Клавдия Алексеевна, я еле на ногах стою.
Ведунья вышла в коридор и увидела Нину, поддерживаемую Валерой.
— Жених? — полюбопытничала бабушка Соболевского.
— Коллега, биолог.
— Ой, да ты же ранена, иди в дом и ложись, я сейчас скорую вызову и милицию.
— Не надо ни скорую, не милицию. Я... на машине.
— У вас есть полынь? — спросил Валера.
— Конечно, я ж ведьма. Я травки собираю, Снейпу посылаю. И дочь моя старшая травки варит, внука моего поит. Вот уже сорок лет почти.
— А можно магов пустить?
— А сколько вас? — подозрительничала старушка, косясь на минивэн.
Шестеро англичан с характерным лопотаньем высыпались из микроавтобуса и просеменили к дверям.
— Ой, а чем вас кормить-то? Вы ж небось одних равраков едите!
— Кого? — в одни голос удивились Нина и Валера.
— Ну, как их по-русски, забыла... сидят в болоте и поют. Вот так.
Старушка сложила артритные ладошки у рта и подула в импровизированный "рожок". То есть проквакала с урчанием, отрывая одну ладонь от другой. Маги засмеялись, входя в дом.
— Ах, лягушки... велл, это французы едят, а мы нет. Мы всеядные, — вступился Реджинальд, помогая раненой улечься.
Старушка вызвала зятя, чтоб он сходил в погреб. Вернулся с двумя ведрами картошки и влажных зеленых мячиков.
— Вот вам, хлопцы, соленый кавун. Из самого Замостья привезли. Хороший, бесполосый и тонкокорый. Угощайтесь. Они только у нас растут.
Вид взрезанных арбузиков, обнаживших алые квашенные потроха, весьма заинтересовал гостей, но на вкус это было парадоксально. Как рыба, но не рыба. Редж с зятем чистили картошку. Валера же кипятил воду.
— Так зачем вы приехали, аж из самой Англии?
— Не, мы из Москвы. Мы там лет семь работаем, — отозвался один из колдомедиков. — Ищем энергетических слизней. Вот таких.
Он показал фотографию старой ведьме, а та, посмотрев на кадр через очки, сразу ответила:
— Так у Ларисы такой же на голове. Только меньше. Они со Стасом купаться ходили, так я думала та це ж пиявка! Так и не отодрала.
— А где Лариса?
— В Воронеж уехала, внук мой младший сессию сдает, так она деньги повезла.
— Так, срочно звоните Ларисе, пусть явится на станцию, там его снимут. Это заразно для магов. Хорошо, на вас не напал. Рекомендуем переливание магии.
Маги поели и собрались. Реджи взял замученную Нину на руки и вынес во двор, откуда они с хлопками трансгрессировали в Москву.


...Наташа ворвалась в каинет Грега и заорала:
— Там наших слизней выпотрошили! Энергию забрали! Валера сбежал!
Гойл, оторвавшись от виртуального мочилова на мантикорах и летающих львах, поднчял на нее мутные глаза:
— Стоп! Обо всем по порядку.
— На нас напали! Не авроры, но однозначно Светлые. В белых мантиях,меж собой говорили, как , врачи. Они уничтожили почти всю популяцию наших энергомедиаторов, а донорскую магию забрали с собой! С ними девчонка с нашей школы, медичка. Я пытала сь ее захватить, но сбежал Валера и смылся с ними.
— Далеко он не уйдет, на нем маячок.
Гойл переключил ноут в режим интернета и загрузил Ассамблеум. Наташа взяла его за руку и они погрузились в виртуальность. Гойл, не обращая внимания на приветствия мусульман, пощелкал пультом управления и вывел на доску сигнал от электронного браслета Валеры.
— Во, в машине едут. Бабахнуть их, что ли? — вслух рассуждала Наташа. —Я думала, они трансгресируют туда, откуда приперлись.
— Нет. Я велю чертям перенести дом. И еще: я отказываюсь от продолжения накоплений энергии, —рассуждал Гойл. — Мы запасли достаточно, чтоб хватило даже на двоих. Слизни будут уликой против нас. Пока мы здесь, надо выжечь их напалмом. МакАррофф запас жидкой взрывчатки.
— Дом сгорит! — напомнила Наташа.
— А ну, черт рогатый, приподыми домик над землей! — велел Гойл, оборачиваясь к нечисти, игравшей с правоверными в нарды.
Чёрт неохотно оторвался от забавы, и пошел собирать команду.
Грегори смотрел на экране, как поднимается особняк над землей, натягивая телеантенну и оптоволокно интернета. Фундамент с подвалом крепился внизу, как основание айсберга. С него сыпалась земля. Потом с крыльца соскочил черт с баллоном в руках и, призвал слизней и принялся опрыскивать окрестности горючей жидкостью. Весь лабиринт был облит и черт щелкнул пальцами, поджигая смесь. Слизни корчились в огне и взрывались от жара, искрясь энергией в языках пламени. Жаль, что оборвался интернет и людей выкинуло в кабинет Гойла, к его вящему неудовольствию. Он выгнал их всех и припал к окну, завороженный фейерверком.