galleonych
кошки-кошки, всюду кошки, эти мохнатые чудовища с кожаными крыльями

Гера "выписывал", а точнее, был подписан на паблик ВКонтакте "Восточный округ" -- ему было интересно, чем дышит его малая родина. Там писали многое: где идёт ударная собянинская стройка, где идёт ремонт теплотрассы, какая новая выставка крыс или кошек открывается в Сокольниках... Последнее время на границе Гольяново и Измайлова, в районе бывшего рынка Черкизона, стали объявляться туристы без денег и вещей, которые просыпались на пустыре и просили помощи. Их забирала полиция и, дозвонившись до родных, отправляла домой. Менты только складывали заявления: познакомился с вечера в Измайловском кремле с "командиром" (девушкой, теткой, старым дедом -- нужное вписать), такой обаятельный, разговорились, выпили пива (вина, тоника, просто колы), проснулся, ничего не помню. Голова не болит, но весь как пьяный (под наркозом). Медицинское освидетельствование потерпевших ничего не выявляло: ни сильного опьянения, ни травм черепа и мозга. Только рваные раны конечностей.
Гера сразу же заподозрил неладное и назвонил Бубенцову:
-- Коляныч, в Измайлово по-ходу вампирьё завелось! Может даже не один, больно часто кусает. У нас в Хоге и Зварте любой третьекурсник это знает. А аврорат чего не чешется?
-- А что? Откуда знаешь?
-- От верблюда! Почему ОВД "Измайлово" молчит, в Минмагии не сообщает? Зря давали признаки вампиризма по телеку?!
-- Про них не знаю, я в Кузьминках работал раньше. Ну, до того, как ты меня сюда притащил.
-- А из наших, министерских, кто Черкизон патрулирует?
-- Так они меняются по сменам.
-- Андрюху из нашего писучего клуба тащи, будем на вампиризм проверять. Раз в кремле клуб, так пусть...
-- Неудобно мне, он друг. Вдруг напрасно в магополицию? Потом в сборнике не напечатает.
-- Ладно, я звоню Снейпу, пусть освидетельствует. И память сотрет -- у него изящнее получается.
-- Гуд, бадди.
-- Это ещё что? Я "француз".
-- "Дружище".

Северус заворчал, что не будет искать "непонятного парня или дядьку, или кто он там" и сейчас перекусает любого, кто сейчас мешает вести прием в поликлинике, а вечером у него практиканты варят гомеопатию и закатывают сахарные шарики.
-- ...Так что вызывайте авроров на дом к этому обормоту и министерского фельдшера! Или сами дайте ему крови нюхнуть, посмотрите, высунутся ли клыки! Я тут месяки чую на расстоянии, палюсь!..
Мда, тяжело. Но хоть подсказал. Развеять вампира можно из Сумрака, надо почитать тетради Сергей Василича. "Серый молебен" из Фуарана*. На магов не действует, как тот злосчастный псалом, а вот нечисть убивает. Зубрить или на диктофон записать? Гаджет в одной руке, манипуляции другой... Надо проверить в Сумраке: если заискрит, то сгодится. Только бы Снейпа рядом не было.
Блин, а как проверить тогда? Нет, надо другое. Или пусть полиция занимается. Распечатать параграф и разослать по ОВД. Только вот без подписи директора и печати Звартноца это бумажка.
----
*Соавторская редколлегия в курсе ошибки, но мы допускаем, что Фуаран будет учебником иных без деления на светлых и темных. Их у нас мало.
----

Андрюха, будучи свободным художником (а точнее, дизайнером одежды и рьяным читателем ещё фидошного самиздата), держал в мастерской крепкие напитки и "вещества", которые получал из Европы в рулонах с тканью или в клубках с шерстью, пересыпанные молотым кофе, чтоб таможенные собаки не унюхали закладку. К нему имогда приходил очень молодой юноша в маске Волдеморта и спрашивал Эксипрай в больших дозах. Ну как в больших, человека на два. Этот стремый неизвестный напоминал отчасти русского хиккикомори, только говорил, что живёт один и вынужден ходить на работу. Его грустный голосок звучал потерянно и умоляюще, и он видел в Эксипрае свою панацею. Лишь бы пару часов было хорошо, а в отходняке он забьётся в съёмой комнате и полежит. Андрюха боялся, что именно на этом юнце он погорит, и несколько раз отговаривал его, ссылаясь на отсутствие товара. Какой-то стрёмный парнишка, склонный к самоубою. Андрюха намекал на то, что вместо того, чтоб упарываться, надо обратиться к врачу и полечиться. На что юноша в маске ответил как он работает саоитаром в частной клинике реабилитации аддикций и во врачей не верит. Короче, всё это пахло враньём и нестыковками.

Когда в двери в студию позвонили, Андрюха увидел в глазок людей в форме и побежал сливать нычки в унитаз. Открывала органам его боевая подруга, которая на вопрос об Андрюхе ответила, что всё нормально, гражданский муж отравился пивом и сейчас она даст ему лопедиум и он выйдет. Органы дали ей окровавленную ватку, чем весьма шокировали мастерицу. Она хотела захлопнуть дверь, но полиция вломилась весьма шустро. Андрюха высыпал и слил последнюю дозу. Едва совладав с ужасом, открыл клозет и столкнулся с опером, который ткнул ему в мос тот же тампон, а потом грубо полез Андрюхе в рот. Андрюха опешил: видать, менты сами обдолбались.
-- Уходим, эти не вампиры. Господа рукодельники, простите за беспокойство.
Нихуя себе! Он только что слил в унитаз штуку баксов, а теперь простить этих остопиздолов?

После шмона Андрюхи Бубенцов позвонил Гере:
— Слушай, все, кранты нашим романам. Этот хрен теперь не издаст ни мой, ни твой.
Вампиров не нашли, но с богемой крепко поссорились. А я про наш клуб самоубийц мемуары написал.
— Если я возьму Лукьянеко в соавторы, издамся у него. Битлз в колдовской школе хорошее сити фэнтези. Так что и тебя пристроим со временем.
— Нет уж, я как—нибудь сам, в самиздате тогда. У соавторов слюна с клыков капает.
— Ахахаха! Они что, оборотни ? — заржал Гера, живо представив Сергея Васильича с волчьей пастью.
— Дурак ты, Соболевский! Ну бывай.

Потом нарисовался Галлеоныч:
— Герман, привет. Тут такое дело, знаешь... Ара дал денег, мы в Артек перебираемся. Мосеева с Поттером уже отправили, весь Кокордилос. Ты там собери Йераштахав, кто есть и телепортируйтесь к нам, координаты записывай. Лагерь «Кипарисный»*, в самой глуши, какую только смогли найти.
Записал.
—...И еще, мы там под прикрытием, не лопухнись. Поттера теперь зовут Горшечников Игорь Яковлевич*, он запомнил. Паспорт выдали на время подложный.
______
* Артек состоит из 10ти лагерей.
* Патроним Гарри, Джеймс, переводится на русский как Иаков.
_______
— А мы тоже переименовались?
— Ты тоже. А вот я медийная персона, мне надо менять внешность. Оборотку я не хочу, я просто побрился.
— Ой! И мне тоже надо?
— Если Катька разрешит, то да.
— А я... мне по утрам ужасно, я восемь зелий на ночь пью, чтоб уснуть, а потом меня Катька будит.
— …И еще пиво днем, я тебя знаю, — рассмеялся врач.
Гера распрощался с кумиром-начальником и начал вызыанивать старосту класса. Дескать, сбор в одиннадцать у выручай комнаты. С вещами. Староста сидела в Хогвартской библиотеке и зачитывалась щекотными романчиками, такая легкая макулатура с чарами щекотки, чтоб скомпенсировать несмешной юмор бабской писанины. Ну это ей дала престарелая Пинс дала из своих закромов. Ну не кусачую же книгу летом!
Однако разговор подслушала Ирен Ефремова, которая сидела в запретной секции. И у нее созрел план.
— Гера, привет! — она радостно вошла в серверную, поглаживая кончик косы. — Что делаешь? Можешь мой телефон посмотреть, что-то глючит?
— Нет, некогда, извини, — Гера был предельно холоден. Он еще помнил, как она ему отказала и «изменила» со Снейпом. Тогда, на празднике после Битвы. И как он был вынужден лезть на Катьку, дрожа от вожделения к Ирене. — Я лечу в Артек с детьми. Мне надо успеть побриться и нарядиться в цивильное. Я ж на педсовет лечу.
— Жалко, тебе идёт борода... Хочешь, я принесу тебе зелье-эпилятор? Мне срочно нужен телефон, я на нем дежурю! Пожалуйста, помоги, — жеманничала девушка.
— Ничего, иди в комнаты, там камин, с него подежуришь, — проворчал Гера, косясь на армяночку.
— Но совать голову в пыль я не могу, я потом ее не отмою!
Гера с тоской посмотрел на косу в руку толщиной и согласился. Да, прошивка слетела полностью, но это iOs. Надо гуглить.
- Да, прошивка слетела полностью, но это iOs. Надо гуглить... Ирена Ивановна, слезь с моего компьютера!
Ирена уже забралась за стол, пока Гера ковырял телефон.
— Ах, Герман Сергеевич, у тебя же танчики! — Кокетливо ответила она, но все же встала. — Дай поиграть. Невилл меня не пускает. У него Дотка на уме.
— Странно, колдун и в магию играет... — Гера снял мантию и повесил за спиной Ирен.
— Производственная драма!
— Я без компа не разберусь, у меня андроид и симбиан.
— Симбиан?! Зачем тебе такое старьё? — Ирен встала с вертящегося кресла.
— Ну как, я с кнопочного люблю колдовать, — Гера все-таки не выдержал и разболтался. — Нет, лучше вечером приходи. Сложно у тебя все.
Он пожалел, что разговорился с ней, поддавшись её чарам вновь. Они вышли из Выручай-комнаты и разошлись в коридоре: Гера — в преподавательскую ванную, а Ирен поцокала восвояси.


Ирен спряталась в банной раздевалке, добавила обломанный ноготь Геры и кинула в пластиковую бутылочку. Зелье преобрело сине-зеленый цвет, как оперение зимородка. Красиво Значит, душа светлая. Интересно, какую бурду пило среднеродное создание по имени Мэри-Марти? Сейчас и Ирена узнает, как превращаться в мужчину. Превращение это для красавицы оказалось странным: у нее пропала грудь и свалился лифчик, но зато выросли уды и порвали ей стринги. Но пуська осталась. Интересно, это у всех так?
Одежда расползалась по швам, поползли колготки, лопнула юбка и туфли на каблуках. Жаль, она не догадалась стащить вещи Невилла, хотя ненавистный жених худее Германа в талии. Ладно, под мантией не видно. Она уничтожила колготки и туфли и застегнулась в мантию наглухо. Итак, колючие шипастые шлепанцы и вперед. Смотреться в зеркало она побоялась.
Подростки выстроились у серверной с чемоданами и Ирена-Герман возглавила шествие.
— Так, логинимся в Ассамблеум. Надя, придержи меня за руку.
— А что с вашим мобильником?
— Так, потеря...лся.
На месте назначения Ирен активировала ключи и велела:
— Строимся парами и прыгаем в окно за мной!
"Он пьян в сосиску", — подумала Надя Савенко, а вслух спросила:
— А где веревочка-медиатор, вы же улетите один, а мы останемся!
Ирка подобрала моток витой пары у пульта и вручила ее детям, держась за другой конец. Ключ выбросил их возле корпуса с надписью "Добро пожаловась в Лагерь КИПАРИСНЫЙ" и глава групппы спросила у вахтерши, где все преподаватели, то есть Джек с Гарри.
— А вы кто?
— Соболевский Герман Сергеевич, я детей при...вез.
— Ваше удостоверение? Может, вы педофил?
—Пропустите его, позвоните Гар... Игорю Яковлевичу, он подтвердит! — защебетала Надя.
Гарри выскочил через десять минут и забрал их с собой.
— Гера, документы взял?
Ирка кивнула.
— Тогда пошли регистрироваться, чтоб заселиться. А вы идите к Мосееву.
Через полчаса детей прописали и отправили доедать то, что осталось от завтрака. Ирен велела детям запрвлять простыни и одеяла в пододеяльники, на что ребятня сильно возмутилась, мол, а разве эльфов не привезли?
— Мы шифруемся под магглов, так что не отсвечивайте палочками, — бредила она напропалую, помня частично подслушанное.
— Но мы хотим читать новости Английского магомира!
— Поговорите с ...директором, когда он прибудет.
На всю возню ушло минут сорок.
Гарри забрал главу детской делегации к себе в комнату:
— Ну что, пива привез?
— Какое пиво?
— Ну сливочное же. Я тут разной бурдой травлюсь, скучаю... Ты обещал! Или ты выжрал его в одинаре? Косой ты уже, друг.
— Я твоя Ирен, — сказала милый адвокат и положила руку Гарри себе под юбку.
Поттер сначала нащупал муде, но за мошонкой разверзалась пуська с пирсингом на лабиуме.
— Да, это ты, — потеплел Гарри. — Так странно, я вижу мужика и касаюсь любимой женщины.Ты беременна?
— Откуда ты знаешь?
— У беременных под мужской обороткой сохраняются женские гениталии. От кого ты беременна?
— Не знаю. Я только что вычитала ритуал пренатального определения отцовства, так что дай мне свой носовой платок. Кулон указуй я куплю у Альтостратуса.Платок Невилла я уже стащила, ведь он не стирает ни носков, ни трусов, ни платков.
— Хорошо, возьми. Я бы хотел посмотреть, как будет проходить ритуал.
Гарри, не переставая ощупывать пуську, вынул второй рукой платок и отдал гермафродиту. Так странно, бородатый мужик перед ним и такая родная вагина! Они ждали остаток действия зелья, сидели и беседовали. Гарри решил закурить, но Ирен возразила:
— Фу, прекрати, мне нельзя!
— А если это ребенок Невилла? — поморщившись, Поттер затушил сигарету в пепельнице.
— Тогда аборт. Все равно я найду способ уйти от него. Не хочу быть к нему привязана. Мантию и шлепки уничтожь потом.
— Хорошо, я их выброшу, — согласился Гаррри.
— Давай закажем срочную сову с кулоном?
— Тогда селеноида фелис из Борджина и Беркса. Срочных сов не бывает. Только луны.
— Да, у нас была одна дома. Она умела трансгрессировать через страны.
— Да, я ее видел у твоего отца, она лечила меня.
Гарри достал свой агъюсак и начирикал туда заказ в темномагическую лавку.
Когда Ирен превратилась в себя, Гарри бережно расстегнул ее мантию. Все происходило медленно и нежно.
— Как же ты порвалась! Репаро тоталум!
— Я потеряла колготки и туфли.
— Обувь мы тебе найдем у старшеклассниц.
— Я тебя люблю.
— И я тоже.
Они слились в обещающей быть долгой симфонии страсти, которую прервал стук в окно: в воздухе висел абсолютно белый красноглазый шар с кошельком в зубах и утробно рычал.
— Белые селеноиды агрессивны их используют для охраны, — прокоммментировал Гарри, окрыв окно и беря кошелек у луны.
— Ирен, у тебя деньги магические есть?
— Да, только мой срытень увязан на крови, ты его не вскроешь.
Она встала голая и босая, присела на корточки к разбросаннным вещам и подала Гарри монетки. Поттер внезапно кончил, глядя на ее пластику. Звонкие галллеоны переместились в кошель злобного селеноида взамен чека и кулона.
— Давай еще через двадцать минут? — с мольбой спросил Гарри, недовольный соитием.
— Нет времени, дружок. Невилл будет гневиться. — Ирен принялась одеваться. — Надо провести ритуал. Веди меня в подвал. Только запиши это на всякий случай. Если что, сотрем.
— Тебя увидят. Давай трансгрессируем?
— Давай.
Гарри призвал туфли и чулки какой-то ученицы Кокордилоса, и влюбленные переместились в подвал корпуса. Ирен попросила у него ритуальные мелки и начертила круг на полцентр положила кулон-указуй. Присела и отлила на него. Кулон завертлся в лужице и, дрожа, показал на платок Гарри.
— Ура! — в один голос выдохнула пара.
— Ты записал видео? — поинтересовалась Ирен.
— Да. — Она чмокнула очкарика в гладковыбритую щеку и отняла телефон. — Пойду покажу этому рогоносцу. Эванеско!

Ефремов как раз сидел в Ассамблеуме, изучая в дубльдуме министерские микрофиши Некрономикона, Гримуара и Liber Daemonicum на предмет борьбы с чертями и оживления усопших. Надо бы Соболевскому показать для написания бэк-апа Гурджиева, а он что-то не летит. Упился, что ли? Или слёг с нервным срывом? Может, дать ему поконспектировать через пульт? А то ведь это всё загадочная техника. Магия проще.
Вдруг в аудиторию вошла Ирен.
— Дочка? Привет. Ты разве не работаешь сегодня? — удивился отец.
— Так, решила отвлечься.
— В обучающем классе? Тут нет форумных игр, и буде они появятся, Гера их трёт. Ты с кем-то встречаешься тут и запароливаешь форум!
— Нет. — Отрезала Ирен.
— Невилл подозревает, что он у тебя не один.
— Он уже и до тебя добрался со своим нытьём?! Он как был тюнтюря, так и остался! — Ирен присела в одно из кресел и прикинула, как бы его спровадить. Она предложила:
— Пап, зайди в аудиторию психологов, там Славик тебе личное сообщение отправил, просил передать. Какие-то проблемы с Джинни. Побудь супервизором.
Ефремов недоверчиво поглядел на дочь и применил к ней легилеменцию. Ирен была уже закрыта, пряча воспоминание о Гарри, только не смогла утаить образ карточки, о которой она думала, как бы еее поскорее активировать.
— Ир, у тебя международный ключ, ты куда-то летала?
Отпираться было бесполезно, прошляпила такой серьезный момент и придется выкручиваться.
— Пап, Гера напился с Невиллом и попросил меня отвезти детей. Он мне его дал сам.
Отец сомневался.
— Хорошо, летим в Хогвартс вместе, я с ним разберусь.

Когда они оба влетели в кабинет директора Хогвартса, первым вопросом последнего было это:
— Айрин, ты где так долго была?
Отрицать явное было глупо, необходимая публика собралась на месте, и Ирен призналась:
— Да, я летала в Артек к своему любовнику.
Ефремов похолодел:
— Это Джек? Да как ты могла, он тебя с детства вырастил, он тебе как отец!!!
— Нет, это Гарри.
— Этот несчастный алкоголик? Да он никакому кодировнаию не подддается! — рычал психотерапевт.
— А сам ты кто?! Как Новый Год — так запой. И весь ваш Орден Сокола алкоголики! — верещала Ирка.
— Да я не пью, не с кем. Снейп вампир, Джек... ммм... перед орденом проштрафился, а Арутик трезвенник.
Невилл фрустрированнно таращился на армянскую семеную сцену, а потом выдохнул:
— Айрин, ты блядь... Тебе всегда нужен Избранный, а я как вегда на вторых ролях....И пророчество связанное, и чуть ли не до школы сквибом был... Тебе нужна была заграница, а не я... Так вали в Крым, никогда ЕС не признает его русским.... Это аннексия.
— Нет уж, дружок, — запалился Ефремов. — Крым наш.
— Вот и валите оба! И Германа с собой берите, уволю я его по статье! — разъярился Лонгботтом.
— По собственному желанию! — настоял директор Звартноца.
— Но субсидий больше не ждите, это к браткам и Аре Абрамяну! Жаль, что магия не позволит выйти из Ордена Сокола!
— А Гургена нам с собой забирать или как? — дерзил Иван ЛЬвович.
— Нет, я директор, не буду я в горшках ковыряться. Пусть спивается в теплицах, он на той выпускнице женат и ему дела ни до чего нет.
— Уговорил.
— Вещи вышлю совиной почтой, сил нет вас обоих видеть.
Невилл забрал у Ирки карточк, наклолдовал международный портал до Артека, и Ефремовы исчезли.

=-= написано по сыгровке с гештальт-терапевтом www.facebook.com/messages/t/alexey.vinogradov.3... =-=

Невилл, выпроводив всех, заперся у себя в кабинете и позвонил на площадь Гриммо по камину.
-- Джини? Позови Славика.
Джинни посмотрела на убитый вид соратника по отряду дамблдора и спросила:
-- Что с тобой, Нев?
-- Мне нужно с ним поговорить, это очень срочно и серьезно! -- рычал Невилл.
-- Хорошо, но он спит.
-- Разбуди! Это приказ начальства.
-- Хорошо, он перезвонит.
Через полчаса за каминами с обоих сторон сидели терапевт в майке и трусах и клиент в мантии нараспашку. Хорошо, что полуголого Славика через камин не было видно целиком.
-- Чем обязан стольким вниманием? -- сонно таращился Псина.
-- Славик, меня Ирен бросила! -- с места в карьер выпалил Нев.
-- Мне жаль. Но я то тут причем?
-- Как причем, ты психолог!... Лечи меня, а то уволю!
-- Психологи не лечат, а консультируют. И во-вторых, директора терапить нельзя, это уже получаются двойные роли, которых нужно избегать, -- умничал Славик. -- А это уже воообще шантаж.
-- Ну к кому я пойду? Ефремов отец Ирки, мы и с ним разругались. Ты хоть о магии представление имеешь.
-- Ладно. Как психотерапевт я с тобой работать не буду - из-за вышеперечисленных причин. А чисто по человечески могу кое-что подсказать. Исходя из своего опыта. Итак - от чего лечить-то надо?
-- Ну как от чего, расстались мы... она ушла знаешь к кому? К нашему Избранному. Вот засада. Он же алкаш непромытый... и ведь давно она к нему шмыгала. Днем шмыгала, ночью бумаги лопатила.
-- Да уж, неприятная ситуация. Что ты чувствуешь в связи с этим?
-- А ты не видишь, как я гневаюсь? -- резко ответил Лонгботтом.
-- Это я вижу. Но похоже у тебя есть еще и другие чувства кроме гнева, -- рассудительным тоном сказал Славик.
-- Я люблю ее и должен вернуть!
-- Но ведь кроме любви есть еще и зависть. Ведь как это так, пьянчужка Поттер отбил у тебя, уважаемого и успешного человека любимую! И вот еще что: Ирен ведь не самый простой человек. И я уверен что последнее время тебе с ней было нелегко. Поэтому, кроме гнева и зависти, наверное ты чувствуешь и некоторую долю облегчения. Я прав?
-- Ничего подобного. Какое может быть облегчение? У меня горе, а ты говоришь такие слова! -- с горечью стукнул по колену Невилл. -- Морду бы тебе набил!
-- Ясно. Что собираешься делать? -- получить "по морде" Славику очень не хотелось, поэтому он перевел тему.
-- Не знаю. Полечу изловлю Поттера и набью морду ему.
-- Думаешь это поможет вернуть Ирен? -- Славик был не против, чтоб набили морду Поттеру вместо него, но привычка задавать провокативные вопросы пересиливала здравый смысл. Все-таки, его задача помочь Невиллу осознать что-то важное о себе, а одной лишь поддержкой этого не добьешь. Поэтому немного фрустрации не помешает.
-- Да я его и убить могу при желании, я воевал.
-- И я воевал, против вашего же Волдеморта. Хочешь уподобиться Пожирателям Смерти и сесть в Азкабан?
-- Хм. Но как же мне вернуть Ирен?
-- А тебе не кажется, что ее тебе подсунул Ефремов, чтобы породниться с попечителем?
-- Я ее любил вполне искренне, я не думал... Я всегда уважал его, и считал мудрым как Дамблдора, -- вздохнул Невилл.
-- Я могу помочь тебе понять как вернуть Ирен. Но лично я не понимаю одной простой вещи: зачем тебе возвращать женщину, которая тебе не верна? Которая так вот просто, в один миг ушла от тебя. Без объяснений и извинений. Как по мне - это предательство. И вот, предположим, вернешь ты ее. Как ты себя будешь чувствовать рядом с человеком, который тебя предал? Понимая, что если она это сделала один раз, то может сделать и другой.
-- Я подумаю и приеду к тебе. На сегодня хватит. -- Невилл устал от разговора. Его гнев улетучился, но он так разволновался, как на первом курсе на уроках Снейпа. Впору хоть иди льдинки глотай. Нет, Гера не пойдет, надо к Ханне. -- Кстати, Слав, помоги Герману перенести серваки в мой кабинет. Шесть лет никто не может зайти в выручай-комнату.

=-= написано по сыгровке с www.facebook.com/messages/t/menatality =-=
Невилл отключил камин и потащился в лазарет к Ханне Аббот. Сердце билось и кувыркалось как раненная птица, а ладони холодели испариной. Скорей бы лекарства! Вот и больничное крыло. Невилл вошел без стука и позвал:
-- Ханна, дай мне льдинок, у меня тут такое!...
-- Сейчас осмотрим тебя и подумаем, что тебе давать! -- фельдшерица только взяла его за руку и на глаз определила, что помимо льдинок нужны еще и "капли Морозова": корвалол, пустырник, боярышник, пион уклоняющийся и валериана. Она держала эту смесь в отдельном флаконе и капала нуждающимся в дозировке по капле на год жизни. -- Так, тебе 36 лет, но капаю 40 капель.
Невилл махнул смеси из мензурки, запивая льдинки и осел на ближайшую койку.
-- Привидение Филча сказзало, ты Ирен выгнал? -- поинтересовалась Ханна, дожидаясь, пока подействует микстура.
-- Да, но я уже поговорил с Псиной.
-- И он так тебя разволновал?
-- Да.
-- Джинни говорила, он дурак. Но милый дурашка.
-- Нет, за последние шесть лет он поумнел. Или он сдурел от свободной бабы. Во всяком случае, я буду к нему ходить -- я ж мужик.
-- Знаешь, Невилл.... я не знаю как это тебе сказать... но я люблю тебя.
-- Правда?
-- С седьмого курса. Ты любил Луну Лавгуд и ничего не замечал. И когда ты строил Переход для ролевиков, а она выскочила за Скамандера... и когда ты воевал с Волдемортом в третий раз, я любила тебя.... но ты был ослеплен мировыми планами с Дамблдором и не замечал меня.
-- Да? А я любил Луну Лавгуд и потом встретил Айрин, которая... ну в общем... -- Невилл опять превратился в очаровательного мямлю-первокурсника, не умеющего связать пару слов. -- А у тебя был кто-нибудь?
-- Да, конечно, но полюбить его я не могла. И когда ты позвал меня в Хог, я пришла, чтобы хоть смотреть на тебя....
-- И это в 36 лет?
-- Да.
--...знаешь, а я не могу осчастливить тебя сейчас, я еще не вылез из тех отношений, мне еще ходить и ходить к психологу...
-- И не надо.
-- Ходить?
-- Осчастливливать меня сейчас. Ну и ходить тоже бы не советовала, это будет тебе напоминать про Ефремова и Ирен.
-- Наверное. Скажи мне что-нибудь ты?
-- Знаешь, Славик пел русскую песню, "Если к другому уходит невеста, то неизвестно, кому повезло". Намучается она с ним и сбежит к третьему.
Ханна тепло обняла Невиллла за плечи и на этом они попрощались.


Пупок и Маммон сидели в СИЗО Матросской тишины в одиночках, и после исчезновения людей их затаскали на допросы.
— Итак, подозреваемый Ладохин Алексей Леонидович вы
были судимы?
— Был, гнида ебаная, — Маммон плюнул прямо на стол и звякнул наручниками.
— Чем вы занимались после освобождения?
— Вор в законе себе руку отрубит, работать не будет. Брат меньшой меня содержал, да жена.
— Кровь пили?
— Пил.
—Досуха?
— И досуха бывало.
— Кто вас обратил?
— Пупок.
— То есть Василий Леонидович?
— А его?
— Да англичанин этот, как его... Сангвини. Олимпиада была, народу понаехало. Васька тогда юниором был, железо тягал. Спортсмена этому кровососу захотелось. Да струхнул в последний момент. Ушел он из спорта потом в санитары, поближе к кровушке.
— Это к делу не относится. Почему не зарегистрировались в Министерстве для получения ежемесячного пайка?
— Так ведь посадят же!
— Уже посадили.
— Зачем на детей напали?
— Вохра предложил и напали.
— Кто такой Вохра?
— А вот этого, волчара позорный, я тебе не скажу. Удрал ваш Вохра еще из школы. Хоть обыщитесь, — развязно бросил вампир.
— Так это был учащийся или сотрудник?
Маммон оскалился и попытался наброситься на следака, но их разделял широкий стол.
— Так, Виталик, тащи спирт. Кровосос буянит.
Виталик принес непочатый флакон, откупорил зубами и сунул в нос разухабистому упырю. Подозреваемый Ладохин отшатнулся от гражданина начальника и чихнул.
Но потом получил — ему плеснули в лицо.
— Виталик, уведи его, теперь будем вскрывать Пупка.
Подозреваемый Василий Леонидович вел себя спокойнее, в мемуары не вдавался, вину свою признавал, об убитых детях сожалел, но выдавать загадочного сообщника и идейного вдохновителя оказывался.

?Адрес квартиры Саушкиных следствию обнародовал Снейп вместе с медицинской картой и аметистовой плашкой с записью мыслей. То есть, ментальное сканирование про наркоту, переписку в Telegram с неведомым Бамстиком на Доброчане, а также от себя плашку с суицидальной попыткой Кости и ссорой с Геннадием. Аврорат внимательно исследовал и документацию с мыслеборазами и пришли к выводу, что его можно использовать как свидетеля по делу о распространении наркотиков. Надо было выходить на Бамстика, но пока пропадали люди, решили шмонать Константина.
Один из авроров, вместе с участковым полицейским, заявился в квартиру в панельной многоэтажке спального района, чем переполошил бедную одинокую Полину Владимировну. Сканирование на Гоменум Ревелио ничего не дало. Молодой вампир отсутствовал в комнате уже давно, да и многих вещей банально недоставало.
— Где сын? — рявкнул участковый.
— Он переехал. Но куда, не скажу! Вы ж его сразу посадите!
— Отчего же посадим, ему надо дать свидетельские показания, — успокоил ее аврор.
— Но мы же встали на учет в Министерство, нам кровь выдают! — врала Полина. — Сразу после передачи встали.
— В министерских списках вы не числитесь! — пригрозил аврор.
— Вы работаете на рынке в Текстильщиках уборщицей? — уточнил участковый.
— Да, мы с Геночкой там вместе свиную кровь пили. А Костик в больнице лежал, его от вампиризма лечили. А потом он съехал, когда батю забрали.
— Куда съехал?
— Не знаю, граждане начальники. Не сказал. Собрал сумку и уехал, — расплакалась Полина.

Баба явно путалась в показаниях, и работники внутренних органов потопали в Аврорат, к Бубенцову.
— Ты можешь вычислить по базе данных телефон Саушкина Константина Геннадьевича?
— Зачем вам? — буркнул Коля, отрываясь от форума суицида и депрессии.
— Он обвиняется в покушении на учеников школы Звартноц. — Менты, волшебный и маггловский стояли над душой.
— Дома проверили?
— Да, то ли съехал, но ли прячется. Заклинание не дало результатов.
— Так Хоменум Ревеллио действует только на людей, а он вампир.
— Ах да, проглядели.
— Рабочий адрес знаете?
— Надо порыться, вроде бы в медкарте было написано.
Коля опять внедрился в компьютер, а мвдшник с авророром пошли к начальству. Следак, увидев пришдших, забурчал:
— Вот, Измайловское ОВД доложило, там в выставочном комплексе никого не нашли. А ведь там люди пропадают.
— Александр Николаич, тут такое дело, дайте медкарту Константина Саушкина! — взмолился аврор. — Там и рабочий адрес, и телефон!
Майор, засидевшийся в этом звании, Николаич нахмурился — жовтики взялись учить старого кочета.
— Ну, валяйте. Дело №464.
«Жовтики» отправились,как выяснилось, в архив, в котором пылилось личное досье подозреваемого. Пока трепали весь Измайловский кремль, собралось очень много макулатуры, которую следак решил спустить на тормозах. Только Ефремов его и теребил звонками. Вот и участковый с аврором появились. Да нет этого кровососа, двое есть, а третий — плод воображения пьющего доктора. Нахлебается медицинского спиртяку и мерещится ему. Вот и в воспоминаниях глюки. А эти пусть ищут, это уже массовая истерия насчет вампиров.
...Участковый с аврором нашли-таки адрес НИИ Гематологии и полетели ко входу. Устраивать засаду им не хотелось, и они просто потрясли корочками охраннику на вахте, после чего их услали в нужный кабинет.
Костя сидел в белом халате, маске и пластиковых очках, что-то перемешивая в пробирках. Странное беспокойство, рожденное Сумраком, обуяло его и он взглянул через Сумрак: Увидев участкового, он быстро вынул мобильник и, сломав его пополам, выкинул в мусорку. Не у себя, в Сумраке. А потом сбежал вовсе из института. На новую квартиру. Потом очухался, что он в форме и разделся. Потом опять вышел в сумрак и решил отсидеться, любуясь красотами слоев.
Менты, маггловский и магический, выпросили ключ от кабинета Кости и стали рыться в компьютере, но нашли только непонятные программы с графиками. Эх, нааука. История браузера тоже ничего не дала, значит переписыввался он по мобильнику и домашнему компу. Но получили его фактический адрес проживания и мобильный.

Геолокация телефона ничего не дала, кажется он был сломан. Они в прае с аврором плюнули на это дело и пошли устаривать засаду возле жилища кровососа. И поймали.
— Вам придется явиться на допрос в качестве... свидетеля. — Участовый, давно знавший Костю в последний момент смягчик приказ.
Аврор парализовал Костю на всякий случай и они трансгрессировали в Матросскую тишину. Позже подключился Николаич и Диксон и запер Костю за зеркалом Гизела* в темновой комнате. Ввели подозреваемыя, перемешанных с посторонними людьми.
— Контантин Геннадьевич, вы кого-то знаете из этих людей?
— Никого, господин следователь.
— Врешь! — рявкнул следак. — А в летучую мышь превращаться умеешь?
Костя помямлил и признался:
— Да!
— Покажи.
Костя покорно превратился.
— Диксон, несите веритасерум, будем допрашивать.
Подозреваемых убрали, но когда Александр Николаич, Диксон и Костя выходили из комнаты, Пупок глянул на нетопыря, волокущего крылья, и задержал непроизвольно взгляд. Костя превратился в человека, но его усадили на стул и укололи в руку. За дело принялся Диксон:
— Твоя кличка Вохра?
— Нет, Котер.
— Ты бывал в Звартноце?
— Нет.
— Кого-то из Звартноца знаешь?
— Да.
— Ты кусал детей?
— Нет.
— Наркотики употребляешь?
— Больше нет.
— Кто давал?
— Бамстик из доброчана.
Диксон обернулся к Николаичу:
— Похоже, он чист. Ищите телефон.
Следак запросил у Кости, пока тот под действием зелья:
— Где телефон?
— Сломал и выбросил в мусорку на первом слое Сумрака.
— Где именно?
— В совем кабинете-лаборатории.
— Мусор часто выносят?
Дейтвие зелья закончилось. Костя замолк. Николаич предложил Диксону:
— Еще укольчик?
— Бесполезно. В сумрак мы не доберемся, если не позовем Иных.
Костю выпроводили и дали подписать подписку о невыезде, надев адмантиновые браслеты, чтоб он не мог колдовать.
— А кто у нас Иные?
— Сам Лукьяненко, доктор Ефремов и шизофреник Соболевский. Но он компьютерный гений.
-- Надо кого-то вызывать. Ефремова например.

На следующем допросе позвали Диксона, который обычно стоял наготове в темновой комнате за зеркалом Гизела. Сразу же приступил к легилеменции. Простаки не держали блок и показали воспоминания как есть.
—Ну-ка, посмотрим, что мы там прячем? — Диксон слил свои впечатления в дубльдум, а потом сличил с воспоминаниями Ефремова, который проходил по делу как свидетель.
В омуте памяти замелькали картинки двора Звартноца, дети, мантикора, Снейп со щитами, летучая мышь... а у подозреваемых вместо нетопыря был то гигантский заяц, то такого же неопрятного вида мужик. На сбежавшего Саушкина он похож не был. Хоть Геннадий Викторович и был мясником, но у него была породистая стать и за собой он следил. Даже в тюрьме он держался молодцом и от него исходил шарм.
Следственная группа засела над дубльдумом и ломала голову:
— Их что, двое?
— А разве можно превращаться сразу в обоих животных?
— Это не анимагия, а что-то иное...
— Вот именно, Иное! — вскричал Диксон. — Ефремов Иной! Вызовите его и расспросите.
— Ну и кто помнит его номер? — поинтересовался Виталик.
— У меня записано, — Диксон знал о способностях доктора и держался с ним на приятельской ноге. Телепаты же.
— А ты, Виталик, зря водкой на него плеснул, отведи его в больничку. Нам они еще нужны.
Ефремов же посетовал на больную ушастую малышню, которую еще рано выписывать. Конечно, страховых полисов у эльфов не было, но за них щедро платила Гермиона.
— Да высший вампир превращается в кого угодно, особенно если крови много напил. Например от двенадцати доноров сразу.
— Так это Костя со своей прописью?
— Нет, я сблизился с ним за это время, он чист.
— Нам придется его допросить еще раз.
— Допросите этих мудаков с веритасерумом и не мудохайтесь! — рявкнул врач и его оставили в покое.
От веритасерума с кровососами произошло странное: вместо ответов на вопросы они начали бредить, как их «родила мама», заали какую-то Наташу, пытались перкусить наручники и в конце концов впали в обморок. Тюремные медики сказали, что это уже вегетативное состояние и их надо везти в реанимацию, которой в тюрьме нет. Следак и Виталик обеспокоились и привезли пациентов в наручниках в Волшебное отделение.
— Да чтоб я эту хуемразь реанимировал?! Я детей не спас после них! разорялся Ефремов.
— Ничего, мы их покараулим и вообще, наше правосудие гуманно.
— Где тут гуманничать, у них сгорела кора головного мозга.
— Нет, вы их обязаны вылечить, мы их так и не допросили по-настоящему.
Завволшеотделением разъярился, но поставил Снейпа дежурантом и главным над реаниматологами.
— Ты их, главное, не корми, — наказал Ефремов Северусу. — Пусть зачахнут.
После того, как вегетативных упырей подключили к зондам и катетерам, узкие специалисты разошлись.
У дверей стояла только пара авроров, а когда те потеряли бдительность, Снейп достал из кармана халата флакон спирта и разлил его по капельницам. Ушел и наказал медсестре посидеть у пациентов.Только
вот вскорости она заснула, а по пробуждении увидела по горстке пепла на койках. Она подняла шум, авроры забегали и стали вызывать начальство. Ефремов прибежал успокаивать едва не расплакавшуюся медсестру и высказал свое мнение:
— Поизошла окончательная смерть мозга, они умерли. Мертвые вампиры всегда осыпаются в прах.
— Они сбежали, — самый молодой аврор. Нам будет выговор.
— Нет, здесь нужна экспертиза, если вы не верите.
— Днк?
— Нет, днк разрушается при 200°С. То есть у жареной курицы вы его не найдете. Надо смотреть через Сумрак.
— Сумрак это волшебная среда из Дозоров?
— Да, он материален.
— Я могу посмотреть сквозь него и потом отдать воспоминания.
— Нет, вы пристрастны и мы не имеем права...
— Вызывайте Лукьянеко, он Иной. И Диксона, он судебный легилемент, если хотите чистой экспертизы.
И они вызвали обоих. Лукьяненко, увидев Ефа, заметно огорчился.
— Иван Львович, ну зачем же вы опубликовали учебник. Этот материал взят из Фуарана, а это секретные документы, с которыми я вас ознакомил конфиденциально.
— Тогда надо было Фиделиус* накладывать, — проворчал Ефремов. — Но маги и Иные наверняка владеют общими корнями знаний, так что я брал информацию из открытых источников. — Но ведь начнется истерия!
— Видимо, пока не началась, если магловские органы не чешутся.
Диксон трансгрессировал с дубльдумом и приготовился снимать воспоминания с писателя. Сергей же Васильевич Быстро просканировал прах и команда уселась в ординаторской (кабинет заведующего был мал как каморка папы Карло). Да, с пятого слоя Сумрака смотрели Пупок и Маммон.
И тут заговорил Диксон:
— Господа, у меня имеются конфликтные воспоминания умерших с воспоминаниями свидетелей. Я бы хотел показать и разобраться. Эти воспоминания подчищены, но настолько мастерски, что не сделает ни один маг. Думаю, Только Мерлин и умел.
Лукьяненко сличил мыслеобразы двух человек, и заявил:
— Это результат работы амулета «правдивая ложь», но никто из Иных не может его создать. Только Тигр, порождение сумрака. Обычно он живет там, переходя со слоя на слой, но иногда выходит оттуда, поохотиться на пророка, буде тот появится, чтобы тот не сказал свое пророчество. Вызвать его можно, но я забыл. Это в Фуаране написано. Но я его не взял. Щас, сыну позвоню, пусть подвезет.
— Используйте Акцио, — деликатно напомнил Ефремов. — Как Гарри учил.
— Ах да, запамятовал, — рассмеялся Лукьяненко. — Акцио Фуаран, третий том, «Тигр и пророки».
Минут через сорок пять прилетел машинописный гроссбух в красной обложке, больше похожий на кандидатскую диссертацию восьмидесятых.
Писатель порылся в содержании, полистал, закрыл глаза, подышал по Стрельниковой, произвел виртуозный жест а-ля язык глухонемых и в компании собравшихся появился импозантный молодой мужчина в бежевом плаще.
— Вызывал, дружище? Я помню, как вы Кешу от меня защищали. Небось уже вырос?
— Да, Костя с ним дружил в средних классах.Но пророчество пропало. И это к лучшему.
— Зачем на этот раз?
— «Правдивая ложь». Ты кому его его подарил?
— Девочке одной. Ну как, девушке конечно же. Только она больно молода, соплюха она.
Только она не назвалась и скрыла свои мысли.
— А вы можете показать Воспоминания? — забеспокоился Диксон, а Иван Львович затряс ногой под столом.
— Да. Заклинание «Хрустальный шар»? - поинтересовался Тигр.
— Нет, пенсатем.
— А-а-а, понял! Текучие мысли!
Тигр тоже пожестикулировал пальцами у виска, потом в воздухе и с кончиков его пальцев потекла струйка мыслеобразов.
Присутствующие склонили голову в чашу дубльдума.
— Так это же Наташа, наша выпускница-артефактор! — Иван Львович был в трансе. — Она что, тоже теперь вампирша что ли?
— Нет, что вы! — возразил Тигр.
— А как она попала в Сумрак? Она же не Иная, нет?
— Она читала дозоры и стихийно вызвала
меня. И тут же выпросила что-нибудь для сокрытия правды. Думаю, продала вампирам.
— А взамен она что-то отдала?
— Нет, я не темный и не светлый, я серый. И не требую взамен ничего. А она алчна.
— Ох! — пригорюнился Иван Львович, картинно обхватывая лоб двумя пальцами. — У кого-нибудь есть закурить?
— У меня, — сказал Тигр, доставая пачку из кармана. — Сигареты «Сумрачные», ноль миллиграмм никотина, улучшают работу легких.
Ефремов взял одну и смачно затянулся.
— Хорошо бы поставку организовать. Для наших курильщиков с обструктивнм бронхитом.
— Мы только снотворное курево умеем делать.
Тигр улыбнулся и исчез, оставив пачку доктору.