galleonych
кошки-кошки, всюду кошки, эти мохнатые чудовища с кожаными крыльями
В Хогвартс ребята добирались с Джинни через камин прямиком в комнату школьного психолога. Джинни не выпустила ребят с чемоданами, а потащила в слизеринское подземелье сама. Когда они распаковали чемоданы, она поволокла их, пахнущих пивным перегаром (да, Вячеслав Глориозов все-таки их напоил!), пешком в кабинет Невилла, где они получили втык за пьянку и предупреждение о шаткой дорожке в алкоголоизм, особенно для Ала, зачатого пьяным зачатием. Пока профессор Лонгботтом вещал, ребята начали трезветь, и у них разболелись головы. Однако одохнуть им не дали и сразу повели в хижину Френка и Алисы (кентавр нашел себе новую пещеру недалеко от опушки леса). Алиса сразу же отобрала у похмельных ребят палочки и смартфоны и дала им несколько конвертов на каждого, обучив, как с ними обращаться, а трофеи заперла в сундук на навесной замОк. Джинни шмыгнула в камин, а Френк повел юных пьяниц в огород, выдав им по лопате сгребать остатки снега на грядки. Потом их гоняли выгребать навоз за разной живностью , нюхлерами, соплохвостами и ромбоспинами. А также разрешили сломать одному меховому ящеру хвост. Ал и Скорп помыли руки под старинным рукомойником (водопровод в хижину так и не смогли провести), Френк освежевал хвост, Алиса бросила мех в квасцы, выделывать на рукоделия, а потом они все вместе готовили мясо на вертеле, поливая соусом. Ребятам показалось вкуснее, чем у эльфов на кухне.
Наконец они могли пойти домой в спальню, но руки зачесались использовать одно письмо не по назначению: на конверте надо было написаать имя получателя, и поджечь, чтобы оно доставилось само по себе. Но это имя было не папа Драко Малфой и не мама Джинни Уизли-Глориозова, а другое. Через минуту после отправки они получили ответ: «Скорпиус, твой агъюсак уничтожен. Берите товар и мантию, встречаемся в Выручай-комнате. Жду с нетерпением, Дельфини Диггори.»
Мальчишки поскакали на восьмой этаж, перепрыгивая через две ступеньки.

...Невилл Лонгботтом следил за двумя точками на карте Мародеров, пока к ним не присоединилась третья, бесфамильная. Видимо, она была ублюдком знатного рода, но вот какого? Невилл нажал кнопку на пульте и потихоньку начал обзванивать своих однокашников: Гермиону, Джинни, Драко и Асторию... Гарри он не решился позвонить, ибо там нелады в семье... Потом. Вызвал Соболевского, доктора Ефремова в роли понятых. Гермиона пообещала, если что, вызвать патруль авроров, но это по ситуации, и напомнила об адмантиновых наручниках, на всех троих.
— Веритасерум у меня в запасе есть, Ханна наварила, — обиделся директор Невилл.
— Да, летом с ней сварим Костерост, люблю зелья, — попыталась замять неловкость министр Гермиона.

...Скопиус и Альбус вальяжно расположились в креслах напротив красавицы Дельфини, на которой была строгая юбка со шлицей, лодочки на шпильках дюймов пять и пейзанская цветастая блузка со смачным декольте. Дама положила ногу на ногу и, игриво покачивая ею, призвала с кухни три бокала на тонкой ножке и рому, который добавляли в тыквенные пироги.
Дама решила устроить «белый ужин» и поухаживать за юными и неловкими кавалерами, зная, что Скорпи жадноват и прижимист.
—... И что мы будем с этого иметь? Ты дашь нам погладить сиську и письку? — наседал Малфой за двоих.
Смачная дама рассмеялась:
— Какой ты быстрый!
—... Она нас опоит и обворует, не пей Ал! — шипел мальчуган другу, приложившемуся к бокалу.
— Мм, вкусно!
— Это тебе не пирог! Мама всегда доливает ром, когда берется стряпать сама, без эльфа!
— Мне папа в пять лет буттербир наливал! — препирался Поттер.
— Это я уже слышал!
— Ну ладно, раз вы настаиваете, молодые люди... — рассмеялась дама. — Но сначала хроноворот и мантию. Она моя, мне ее подарил дядя Амос! Мы с ним слетаем вместе, я очень плохо помню Седрика.
— А фотки будут? — мялся Скорпиус.
— Я приведу живого кузена к вам в гости! — улыбалась леди-виночерпий и освободила пояс юбки, будто готовясь исполнить стриптиз.
От возбуждения у юнцов покраснели уши. Малфой-младший тискал в потных ладонях добытое, но жадничал, собираясь досмотреть стриптиз до конца. Наследник Поттеров согнулся в три погибели и спрятал вздернутый кончик в складках одежд. Леди расхохоталась и выхватила у ребят хроноворот и коробок с мантией-невидимкой. Секунда, и она накинула на шею цепочку столь ценного артефакта, пошаманиала с механизмом оного и... исчезла!
— Ну вот, проебали мы все! — назидательно сокрушался Скорп, но вдруг на месте сисястой дамы появилась девушка-худышка, почти анорексичка, с бледной кожей и подсиненными дредами. Юбка свалилась с нее, так же как и обувь, а блузка повисла мешком на плоской груди.
— Ты кто, сучка? -- отдуплился враз протрезвевший Ал.
Девушка першагнула через спавшую юбку, швырнула в пацанят туфлями и закуталась в мантию-невидимку.
-- Прячься, Ал! Она нас казнит! — рявкнул трезвый Малфой и перемахнул за диван.
Альбус Северус последовал примеру друга, и они отчаянно потащили предмет мебели на себя.
Возле двери Выручай-комнаты пыхтела девушка, высовывая палочку из-под невидимой ткани, бранилась на кокни, кастовала, ошибалась, потом швырнула палочку и принялась молотить по двери тощими кулачками. Девушка, видимо села, подобрала палочку, призвала свой агъюсак и заплакала.