galleonych
кошки-кошки, всюду кошки, эти мохнатые чудовища с кожаными крыльями
Сергей Кужугетович и Иван Львович поправляли мантии, галстуки и академические ермолки, стоя в приемной президента.
Шойгу так до сих пор не мог освоить трансгрессию, что катался на машине. При вьезде в главные ворота Кремля их остановили часовые и потребовали пропуск на два лица.Шойгу они признали по-всякому, а вот его сопровождающего хотели высадить. Ивану Львовичу пришлось трансфигурировать квадратную ермолку в медицинский колпак, приведя этим внешний вид в подобие фотографии на сайте.
— А-а-а, доктор Ефремов!
Вы нас, пожалуйста, не заколдовывайте! А то вдруг мы станем черепашками-ниндзя?! — Смущенно мямлили солдатики караула.
— Успокойтесь, в крови Лаврова вместе с армянскими генами его биологического отца текут нейромедиаторы волшебства. Вы же его не боитесь?
Юноши смутились еще больше и заявили, что все равно надо заказывать пропуск при въезде в Кремль.
То поколение караульных, которые видели Кингсли Шеклболта и свистопляску с выборами, сменилось более юными гвардейцами.
Итак, колдуны причихвостились в последний раз, когда селектор на столе секретарши Гаранта Конституции раздалось:
— Я кончил. Галка, сучка крашена, запускай наших волхвователей!
Неприметная девушка нажала красную кнопку на неведомом пульте, больше похожем на новогоднюю елку, и дубовые двери с огромными круглыми ручками расступились сами собой.
Путин восседал за роскошным письменным столом, на котором не было компьютера, старенький советский селектор, (тревожная кнопка под столешницей, чтобы нажимать коленом) и шикарный письменный прибор от Паркера, прям с чернильницей и пресс-папье-промокашкой. Перед столом стояли два позолоченных кресла с алой плюшевой обивкой.
Колдуны проществовали по красному с золотым ковру и чинно расселись.
— Итак, Сергей Кужугетович, я прекрасно помню нашу предварительную договоренность, но я хотел бы услышать из уст нашего многоуважаемого.... — Путин чинно зарылся в подшивку Доброгоста в поисках фио доктора, которое не мог вспомнить. Они виделись с врачом один раз еще в момент магических выборов и ненужная информация сплыла из памяти человека, который ворочал в уме сотней губерний.
— ...Доцента Ефремова, — одними губами прошелестел Шойгу.
—... Не так, а по батюшке! — зашипел Владимир Владимирович, тоже еле слышно.
— Иван Львович я, — дружелюбно кивнув, рассмеялся колдомедик.

— Очень рад вторично видеть вас! — не моргнув глазом продолжил Путин, протягивая руку для приветствия. Директор Звартноца ответил на рукопожатие. — Мы с вами выбрали достойного мага, я всегда совещаюсь с товарищем Шойгу по вопросам интеграции. И газетку вашу почитываю. Как вам известно, мы наладили поставки лунной пыльцы из Турции.
Хороший препарат?
—Да, на время санкций мышиной перебивались. Хотите, мышку подарю из вивария? Она такая же умиротворяющая, как и селеноид фелис.
Только от сквозняков берегите, они простудливые.
— Хм, люблю живность. Давайте, — прикрыл глаза Путин.
Ефремов набрал второй пост Отделения:
— Ирина Дмитриевна, сгоняй Беллу или Карину в лабораторию, пусть они сгоняют в лабораторию, присмотрят там самого юного мышака пэт-класса!
Из мобильного донесся женский бас:
— Не могу, они в послеоперационной палате капельницы ставят. А потом опять в оперблок. Даша сидит, ватные шарики катает, сгонять ее?
— Да, вместе с садочком и кормом на неделю. Это в подарок. Готовы, что я вас всосу?
— По коду 420? Может, все- таки Дашу? У меня истории болезни незаполненные лежат...
— Даша соплюха, а вы дама представительная!
— Принято., отзвонюсь, когда придет.
— Итак, мы собрались обсудить дело сотрудника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери. — переключился на деловой тон доктор Ефремов.
— Да, я просил заключение о состоянии их здоровья из госпиталя в Солсбери, но господин Лавров уверяет, что их там нет. На мой взгляд, это большая ложь, —деловито сложил ручки Путин.
— Господин президент, — Еф даже снял потную квадратную ермолку. — Смею возразить, господин министр иностранных дел легили... телепат. Мы определяли его способности еще на этапе кандидатуры. Но разбазаривать магов для кабинетной работы мы не могли.
Шойгу подхватил мысль доктора:
— После того, как мы посовещались с магическим представителем, мы решили: послать господина Лаврова в Великобританию, дожать Бориса Джонсона и госпожу премьера.
— Таких не дожмешь полупрофессиональным магом, — прикрыл веки Владимир Владимирович.
— Я сам проводил занятия с Сергеем
Викторовичем! — Ноздри колдомедика-легилемента заходили ходуном. — Но мы знаем, где сейчас находятся крипали, и каково их состояние здоровья. Полные овощи. Однако мы обладаем технологией их реабилитировать. Так что мы хотели бы добиться экстрадиции наших сограждан, особенно молодой женщины!
— Знаете, куклёшьтесь со своей магией сами! — с дозированной ноткой недовольсва проговорил Путин. — Я только гипноз в разведшколе изучал! Делегирую министров магии обеих стран поговорить с этой кобылой, премьером Терезой Мэй!
Собрание смолкло, медленно выпуская пар.
— Да, не забудьте мышку диковинную, — совсем буднично вдруг сказал Путин.

...Из доисторического сони-эриксона выплыл туман, постепенно материализуясь в рослую грудастую тетку в белом халатике до пояса и малиновых штанах. Бабенка, чем- то похожая лицом на Галину Волчек, примерно ровесница Галлеоныча, прищелкнула каблуками
и достала из кармана продолговатую оргалитовую коробочку с подъемной решеткой. В уголке сидел белый мышонок, смотрел на мир огромными красными бусинами глаз и умывался, нервно попискивая.
— Здравствуйте, товарищ медсестра! — сердечно поприветствовал ее Путин, раскинув руки в символических объятьях.
— Здравствуйте, господин Президент! — не растерялась баба, ставя на стол садок и выкладывая толстый зип-пакетик с зерновой смесью, притрушенной белым порошком. — Это Элджернон, а это его еда. Готовим сами в Колдоуниверсаме не продается.
— Как же, как же, читал «Цветы для Элджернона», грустная повесть.
Я отдам это ветеринарам, пусть проведут карантин и анализ корма. Не хотим напрягать ваш виварий.
— Владимир Владимирович, — потупилась наглая Дмитриевна. — А можно с вами сфотографироваться? Моему внучонку десять, очень любит фотки и зверушек. Хочет, когда в Звартноце отучится, поступать в ветакадемию или на фотографа... он мне всяку падлу с улицы несет, лечим в Звартноце по блату, и он их всех фотографирует.... — заискивающе лепетала она.
— Можно! — рубанул президент, выходя с мышиным садком из-за стола. Позвонил секретарше по селектору: — Вызови моего фотографа и акито ину, будет внештатная фотосессия. — Обернулся к медсестре: — Тигрица моя умерла, Кони тоже, вот японцы щенка подарили.
Фотограф привел собаку, которая занюхала воздух, готовясь помышковать, но хозяин окоротил поводок, взяв ремень из руки корреспондента. Фотограф выстроил всех в ряд, пощелкал компанию на новомодную цифрозеркалку, Путин дал собаке облизать себе лицо, потрепал по холке и отправил репортера с собакой и Дмитриевну скачивать все на флешку.
Флешка была истово мужская: модели крокодайл с черными стразами сваровски. Алчный малец должен подавиться от счастья. Дмитриевна трансгрессировала обратно в отделение, а разгоряченный съемками Ефремов расстегнул мантию и подал Путину руку для прощания, но Президент отчебучил невероятное:
— А поехали на Байкал рыбу ловить? С бабами? — подмигнул глава государства.
Ефремов густо покраснел и заявил:
— Что вы, я женат! Лишать Сусанку такого удовольствия я не могу. В Турции мы были, в Болгарии были, в Питере были, а вот на Байкале не были.
— Ну и я жену всосу, только пусть буттербир прихватит на шестерых, — прислединился Шойгу. — А ты, Вовка, с кем, с блядями байкальскими?
— Не, Серег, не могу, вы с женами, а Алинка моя как же? Только помогите без вертолета нам телепортироваться, как вы там в телефон....
-- Я сам все сделаю, -- выслуживался Шойгу, -- ты только ее номер набери, а дальше мы сами.