galleonych
кошки-кошки, всюду кошки, эти мохнатые чудовища с кожаными крыльями
Наутро после правительственной гулянки все ее участники привели себя в порядок, а бодрый Владимир Владимирович объявил, что в 6 утра по Гринвичу он связался с приемной британского премьера и пресс-секретарь назначил встречу начальницы с русскими на сегодня.
– Да я же после вчерашнего голову не подыму! – бурчал Иван Львович.
– Что ж ты антипохмельного не взял?! – огрызалась помятая Сусанна, наводя прическу и макияж.
– Я тебя просил! А ты что?! – рычал муж, поливая голову холодной водой. – Мне Кужугетыча надо собирать, вы с его женой смотайтесь за аметистом ко мне в кабинет в больнице, оставьте в Ассамблеуме на видном месте. Да и зелье тоже. Три порции в шкафу возьми.
Шойгу же дрых до последнего, пока его не разбудил мощный телепатический импульс.
– Ой, Вано... напугал, как собака! – просипел министр-маг, распластавшийся на матрасе в позе морской звезды.

После тщательных приготовлений в Ассамблеуме Президент, Минмаг и доцент парапсихологии уселись ждать британского министра магии, Гермиону Грейнджер-Уизли, которая уже посещала британского премьера Терезу Мэй и хотя бы имела представление о причудах достопочтенной магловской коллеги. Заодно Шойгу прикрепил аметистовую следилку на фибулу мантии, чтобы транслировать собрание в Ассамблеум на интерактивную доску.
Шойгу и Грейнджер-Уизли появились на Даунинг-Стрит, 10. Телепорт с магическим тычком в спину даже не сшиб Гермиону с трехдюймовых шпилек, зато русский министр магии весьма чувствительно приложился о кованую решетку ограды. Вооруженный охранник, стоявший у ворот, помог гостю подняться, но приглашать внутрь не торопился, пока не изучил обе корочки визитеров вдоль и поперёк. Наконец, страж благосклонно кивнул и впустил магов. Швейцар у дверей перехватил инициативу и проводил микро-делегацию в конференц-зал.
Лакеи рассадили гостей сообразно этикету и один из них внес поднос с изящным кофейником, вокруг которого теснились чашечки размером с напёрсток. После того, как слуги удалились, к овальному столу вышла женщина в черном кружевном платье. Глядя на мощную фигуру и вытянутое лицо госпожи премьера, Шойгу невольно подумал о лошадях. Госпожа премьер внимательно разглядывала поспешивших встать гостей сквозь старомодные очки на цепочке. Сев за стол, она положила перед собой папку и небрежным взмахом крепкой длани пригласила их садиться.
– Госпожа Министр Магии, господин Министр Магии, добрый день.
Голос Терезы не предвещал ничего хорошего. Нет, её тон был безукоризненно вежлив, но гости сразу поняли, что переговоры будут нелёгкими.
– Госпожа премьер-министр, – спокойно кивнула Гермиона. — Мы прибыли в связи с печально известным делом Скрипалей и хотели бы ознакомиться с вашим мнением как фактического главы государства.
Премьер-министр не спешила с ответом. Ощутив, что свинцовая пауза затягивается, слово взял Шойгу:
– Как мы убедились, вы не можете гарантировать их безопасность. Мы требуем перевезти пациентов на родину.
Мэй сухо поджала губы:
– Убедились? Что-то подозрительно вовремя случилось сие покушение… Уж не русские ли диверсанты постарались, чтобы "убедиться"? Иными словами, подставить нас? Кстати, после инцидента меры безопасности усилили в сто раз.
Слово взяла Гермиона:
– Сейчас не время пререкаться и выяснять, кто виноват. Мистер Шойгу прав в одном: в Британии пациентов оставлять опасно. Как для них самих, так и для окружающих. Где гарантия, что убийцы не вернутся, чтобы завершить начатое? Могут пострадать невинные люди…
– Мы приняли все возможные меры безопасности! – отчеканила Мэй.
– Но где гарантии? – Шойгу едва сдержался, чтобы не повысить голос. Спокойствие, только спокойствие...
Мэй нахмурилась:
– А какие у вас гарантии, господин Шойгу? Как российская сторона может поручиться за безопасность пациентов?
– Наши службы безопасности, как магловские, так и магические, обеспечат пациентам круглосуточную охрану, – Шойгу приосанился: – Президент лично ручается…
Мэй тихо, но выразительно фыркнула, показывая, что она думает о компетенции президента. Гермиона послала ей предостерегающий взгляд. От внимания Шойгу это не ускользнуло:
– Впрочем, если вас и это не устраивает, вы всегда можете послать в Россию своего наблюдателя, который проконтролирует условия безопасности от и до!
– Я не намерена делегировать столь ответственное мероприятие кому-либо и повезу Скрипалей лично. Разумеется, с моими верными охранниками.
Шойгу задумался, взвешивая, выдавать ли деятельность Лаврова по легилеменции Джонсона или нет. Но потом выдал:
– Что ж, раз вы хотите рискнуть жизнью, то мы, в свою очередь, готовы предоставить сверхмощное средство, запатентованное на итальянскую и русскую, простите, фамилии.
– И что же это? – Издевалась Тереза. – Медвежий жир с водкой?
– Мы гарантируем результат, об этом методе написана научная монография, и я лично стояла у истоков данной магии! – Тряхнула крашеной копной непослушных волос Гермиона.
– Почему же вы не привезли эту монографию для ознакомления лейб-медиками Её Величества, моей непосредственной начальницы? – надавила Мэй.
– Но в Её подчинении находится целая магическая больница, в которой оказывают колдомедицинскую помощь и волшебникам и простым гражданам страны! Монография издана в двух копиях, одна хранится в моем ведомстве, – понесла Гермиона, – а другая – в библиотеке больницы. Можете навестить госпиталь святого Мунго и ознакомиться лично.
– Надеюсь, она не написана корявым почерком и исчезающими чернилами? Я смотрела фильм про Гарри Поттера, где он переписывался с заколдованным ежедневником! – скривилась Тереза Мэй.
Лицо Гермионы стало каменным:
– Увы, ваш сарказм в данном случае неуместен. Мы с моим русским коллегой можем переместить вас в эту больницу. Или вы можете предоставить нам водителя, и мы вас довезем до места назначения.
Тереза отрицательно покачала головой, вероятнее всего испугавшись, что колдуны завезут ее в лондонское гетто и прикончат.
– Я хотела бы видеть обоих медиков, на которых выдан патент!
– Увы, одна из них… – Гермиона замялась на секунду, думая как подать весть об обезумевшей Миссис Джигли, но быстро взяла себя в руки и солгала: – Итальянка, умерла в доме престарелых святого Освальда, куда отдают инкурабельных стариков. Что-то вроде хосписа.
– А русский или русская? – въедливо допытывалась Мэй.
– Другой жив и здоров, можете почитать о нем в Рунете. Кандидат медико- магических наук, – терпеливо втирала Гермиона Джейн Грейнджер-Уизли.
– Шарлатан? – встрепенулась Тереза Мэй.
– Нет, директор колдовской школы с несколькими выпусками и заведующие отделением магических болезней на базе клинической больницы в Москве!, – приосанился Шойгу, рискнув перебить магглянку.